Полная версия сайта

Мария Костина. Мой Арцибашев

«Когда я его увидела — в груди будто колокол ударил!» — на протяжении многих лет произносила эти слова от лица своей героини Кати в спектакле «Пять вечеров». И каждый раз видела хитрый прищур Ильина — Арцибашева.

Мария Костина

Театр комедии уже получил здание на Покровке. Но многие спектакли еще игрались на Ольховке. Именно на этой улице в небольшом двухэтажном домике, в расселенной коммунальной квартире Сергей Николаевич и создавал свой театр. Первые постановки — «Три сестры» и «Месяц в деревне» — прогремели не только в Москве, но и на всю страну.

Однажды после спектакля к Арцибашеву подошли люди, которые жили в квартире, где теперь был зрительный зал. Волновались, что стало с родными стенами, вот и решили взглянуть. Сказали: «Мы не жалеем, что теперь здесь театр. Играли замечательно!» Правда, сосед сверху долго не желал съезжать и устраивал нам сюрпризы, прямо во время спектаклей стучал в пол шваброй. Представьте, играем «Месяц в деревне»: из-за кулис раздается пение петушков, кудахтанье курочек, одним словом — деревенская идиллия! И вдруг на головы актеров проливается душ! У соседа в туалете образовалась дыра в полу, через которую он мог выплеснуть хоть целое ведро. Только после того как Арцибашев пришел к нему лично и выставил на стол бутылку, удалось договориться.

Сергей Николаевич любил, чтобы в спектаклях принимала участие и публика. Например в «Трех сестрах» на именинах Ирины зрители первых рядов сидели с нами за накрытым столом и пили чай с пирогами. В «Месяце в деревне» их угощали молоком. В финале спектакля «Пробное интервью на тему свободы» выносили шампанское в честь дня рождения главной героини.

Наши отношения развивались постепенно: Арцибашев словно «приручал» меня. То найдет незначительный предлог, чтобы зашла к нему в кабинет, то заведет разговор о прошедшем спектакле. Так завязалась наша дружба, которая позже переросла в любовь. Мне было с ним безумно интересно. Однажды усадил в белую «Волгу» и повез на экскурсию по району. Это было так трогательно! «Давай научу тебя водить», — предлагал он, но я боялась.

Мой первый день рождения в театре пришелся на отпуск. Когда все вернулись, Сергей Николаевич пригласил в гости и подарил розы.

— Почему розовые? — удивилась я. Больше любила бордовые, хотя он об этом, конечно, не знал.

— Потому что они нежные, как сама юность, — услышала в ответ.

С тех пор, если куда-то уезжала без него, по возвращении меня всегда ждали цветы.

Мы с Сергеем Николаевичем начали жить в его недавно полученной квартире недалеко от театра. Новый, 1996 год встречали вместе. И с того момента ни одного праздника не провели порознь. Однажды ехали к его брату Александру в гости, но попали в пробку и встретили Новый год в лифте. Обнялись, поздравили друг друга и даже порадовались, что остались вдвоем. Вообще, Сергей Николаевич предпочитал тихие компании. Иногда брал с собой гитару, играл под настроение. А две песни исполнял только для меня: «Дом хрустальный» Владимира Высоцкого и «Ты у меня одна» Юрия Визбора.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или