Полная версия сайта

Федор Лавров. Колькин сын

Непросто, особенно вначале, слышать: «А, это же Колькин сын!» Полосовало как бритвой по сердцу. А сам-то я кто такой?

Федор Лавров с Кириллом Плетневым

В БДТ удалось доказать, как самоотверженно и небессмысленно умею работать. Случалось, даже ночевал в театре. И постановка удалась, меня хвалили. Сыграл еще в одном спектакле как приглашенный артист, и Светлана Николаевна Крючкова позвала в «Вассу Железнову». К тому моменту уже несколько раз звали в труппу, обещали, что будут отпускать на съемки, — их у меня было много.

Андрей Юрьевич Толубеев, видя, что колеблюсь, взял за руку: «Все, пошли в кадры! Пиши заявление, сразу премию выдадим!» А с деньгами как раз обстояло туговато. И действительно, в тот же день я получил приличную сумму.

Об Андрее Юрьевиче вспоминаю с особой теплотой, доброжелательнейшим был человеком, трогательно заботился о молодых актерах.

И Светлана Николаевна многому меня научила. Хотя она человек требовательный, в театре побаиваются ее темперамента, но Крючкова имеет на это право, поскольку сама большой мастер.

А какая радость до сих пор играть «Лето одного года» с Олегом Басилашвили и Алисой Фрейндлих! Это пьеса о пожилой паре, у которой сложные отношения с дочерью. Мне досталась роль почтальона, приносящего ее письма. Малюсенькая ролюшка, но дорогого стоит. Приходил в театр за два часа до начала спектакля и заслушивался в гримерной рассказами Олега Валериановича. Иногда заглядывала Алиса Бруновна: «Федечка, дорогой!» Обнимала. Как после этого сыграть плохо? Они и сегодня, когда приезжают в Москву с этим спектаклем, зовут назад, задают риторический вопрос: «Может, ты к нам вообще вернешься?»

— В какой момент вас потянуло в Москву?

— Когда понял, что стою на месте, все питерские дороги исхожены и некуда двигаться. Казалось, главные события разворачиваются в столице. Как-то спросил театрального художника, продюсера и друга семьи дядю Пашу Каплевича:

— Нет ли чего-то интересного для меня в Москве? А то топчусь в Питере на одном месте.

Каплевич сказал:

— Конечно узнаю, нет проблем!

Прошло несколько дней, вдруг мне позвонил сам Кирилл Серебренников (когда-то пробовался в его картину «Изображая жертву», но неудачно) и сразу перешел к делу:

— Можешь приехать в Москву?

— Конечно!

Кирилл Семенович сделал очень странное предложение:

— Попозже ты понадобишься мне как актер. А пока не согласишься преподавать моим студентам в Школе-студии МХАТ?

Честно говоря, так и присел, преподавание для меня — темный лес, не представлял, как это делать:

— Кирилл, я же их бить буду! Я не педагог, не методист, могу только поделиться личным опытом.

Он говорит:

— Именно это мне и надо!

Я поработал какое-то время в Школе-студии, поставил со студентами лермонтовскую «Тамань». А потом Серебренников взялся за роман «Околоноля», куда пригласил и меня. Этот проект «Табакерки» играли на Малой сцене МХТ. Естественно, за нами пристально наблюдал Олег Павлович Табаков. В какой-то момент позвал в кабинет и сделал предложение, от которого я не смог отказаться. Сразу получил роль в «Мастере и Маргарите», а дальше понеслось!

Играл в «Событии» у Богомолова, ввелся в его «Чайку». Костя интересный режиссер, однозначно талантливый и прекрасен в своей нише. Богомолов — приверженец постдраматического театра, где ничего не надо играть. В том же ключе сегодня работают в Европе. Если драматургия сильная, актеру действительно можно расслабиться и ничего не «раскрашивать», действие все равно останется выпуклым. Костя это тонко чувствует. Хотя все-таки не могу назвать его театр полностью своим.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или