Полная версия сайта

Федор Лавров. Колькин сын

Непросто, особенно вначале, слышать: «А, это же Колькин сын!» Полосовало как бритвой по сердцу. А сам-то я кто такой?

Федор Лавров

Непросто, особенно вначале, слышать: «А, это же Колькин сын!» Полосовало как бритвой по сердцу. А сам-то я кто такой? Когда утвердился в профессии, печаль прошла. Если кто-то сравнивает с отцом, говорит, что похожи, переполняюсь гордостью.

— На предложение сыграть мужа Салтычихи в «Кровавой барыне» откликнулся сразу. Хорошо знаю режиссера Егора Анашкина, снимался у него в сериале «Деньги», о чем вспоминаю с удовольствием. Егор задумывал снять «Кровавую барыню» как черную сказку — в этом жанре преуспел Тим Бертон, но получился триллер. Мой маленький сын увидел эпизод, где девочку Дашу отправляют в монастырь, а она умоляет отца оставить ее дома, и чуть не расплакался:

— Папа, что с ней будет?!

Сразу же убрал ребенка от телевизора:

— Все, Фрол! Мы это кино не смотрим!

Роль жестокой помещицы сыграла Юлия Снигирь. Она часто спорила с режиссером, многое сделала в фильме по-своему, но убедительно. И пара у нас с ней получилась.

Анашкин — замечательный человек, бессребреник, честно выполняет свою работу. Надеюсь, это не последний наш совместный проект. Но ему было трудно добиваться задуманного. Скажем, требуется пять женских платьев для сцены бала, а дают одно — экономят. Зачем тогда вообще ввязываться в исторический проект, входить в эту воду? Продюсеры воспротивились и многому из того, что хотелось сделать мне. Например придумал, что у моего героя заячья губа. Даже нашел художника по пластическому гриму. Но узнав, сколько будет стоить его работа, отказали: «Каждый съемочный день тебе это клеить? Нет!»

— Такому перфекционизму у родителей научились?

— Наверное. Я родился в актерской семье: отец Николай Григорьевич Лавров был ведущим актером Малого драматического театра, работал в БДТ, мама Наталья Леонидовна Боровкова всю жизнь прослужила в питерском ТЮЗе, куда ее пригласил после ЛГИТМиКа Зиновий Яковлевич Корогодский. Родители учились на его актерском курсе при ТЮЗе, в институте и познакомились. Им преподавали выдающиеся театральные режиссеры Лев Додин и Вениамин Фильштинский. Прекрасная школа. Папа помимо театра был востребован в кино, снимался в том числе у Динары Асановой, Алексея Балабанова, Александра Прошкина.

Как большинство актерских детей, я рос за кулисами. Помню спектакль из школьной жизни, где по сюжету хулиган дергал маму за косички. Я наблюдал за происходившим из зала и не выдержав, с криком «Мамочка, тебе больно?! Сейчас ему надаю по шее!» ринулся к сцене, но на подступах меня перехватила бдительная билетерша. Мама до сих пор работает, занята в репертуаре.

В основном меня воспитывала бабушка, родители пропадали на гастролях, съемках, репетициях. Не то чтобы страдал, но было обидно, что редко их вижу. Честно скажу: актером стать не мечтал. Насмотрелся на них — ох и тяжелая это профессия! Хотя мир кино мне нравился. Когда отец снимался в «Острове погибших кораблей», взял нас с мамой в экспедицию. Я только окончил пятый класс. Дело происходило на Азовском море, на песчаной косе в окрестностях Бердянска. Наблюдая за съемками, восторгался Константином Аркадьевичем Райкиным, прибалтийскими актерами. Отец всюду таскал меня с собой, когда не был в кадре, мы ловили креветок, варили уху. Я думал: «Блин, как же здорово!»

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или