Полная версия сайта

Элеонора Шашкова. Мой дом

Когда худруком Вахтанговского стал Михаил Ульянов, я перестала играть, совсем. При нем театр упал, несмотря на то что некоторые спектакли были удачными.

Юрий Яковлев

Почему-то впервые переступив порог училища, сразу поняла: это мой дом, никуда отсюда не уйду. История повторилась. Я вошла в служебный подъезд Театра Вахтангова, села на большую красивую деревянную лавку и подумала: отсюда ни ногой, это тоже мой дом! Так и случилось, хотя принимали в труппу сложно.

Людочка Чурсина после поступления быстро сбросила вес и на последних курсах уже играла на сцене Театра Вахтангова одну из рабынь в «Принцессе Турандот». А мои килограммы оставались при мне, поэтому перед выпуском из «Щуки» встал вопрос: что Шашкова будет делать в Вахтанговском?

Легендарный новосибирский «Красный факел» прислал на меня заявку. Знающие люди советовали: «Вы через пять лет получите там народную! И квартиру сразу дадут». Я почти решила ехать. Симонов, услышав об этом, остановил:

— Ни в коем случае!

— Евгений Рубенович, вы пригласили в Малый театр (он им тогда руководил) четырех человек с нашего курса, а меня не берете!

— Не торопись! У тебя решается вопрос с Вахтанговским.

И я ждала. Масла в огонь подливал тогдашний директор театра Иванов, который невзлюбил меня с первого взгляда. Я отвечала взаимностью, правда, пакостей ему не делала. А он накручивал Рубена Николаевича: «Ну сами посудите, что ей у нас играть?!»

Но Симонов принял решение: «Мимо этой индивидуальности мы пройти не можем». Его поддержал и многолетний директор-распорядитель театра Исай Исаакович Спектор. Он по-настоящему любил театр и был безумно предан жене, приме Вахтанговской сцены Юлии Борисовой. Актриса ярчайшей индивидуальности, с неповторимыми интонациями в голосе, Юлия Константиновна в любых ситуациях оставалась доброжелательной, за кулисами могла поболтать, посмеяться, но всегда держала дистанцию. Никто про нее ничего не знал. Борисова ни с кем не делилась подробностями личной жизни и никогда ни во что не вмешивалась, избегала любых конфликтов.

Они с мужем вырастили замечательного сына. Мальчишкой Саша часто ездил с нами на гастроли, влюблялся в артисток. По родительским стопам не пошел, окончил МГИМО, стал дипломатом. Иногда сталкиваемся в театре, он доставляет маму на спектакли. Юлии Константиновне уже за девяносто, но она в прекрасной форме. После смерти Исая Исааковича многие мужчины мечтали занять его место, но Борисова осталась верна памяти мужа. Посвятила себя двум внучкам и пятерым правнукам.

Симонов не любил полных актрис и не брал меня в рабыни в «Турандот». Спектакль повезли на гастроли в Свердловск, Людочка Чурсина поехала, а я — нет, хотя уже решился вопрос с моим зачислением в труппу. Но удача улыбнулась и мне, правда через два года.

«Живой труп» в Театре Вахтангова всегда собирал битком набитые залы. Роль Феди Протасова блистательно исполнял гениальный Николай Гриценко, его большую любовь цыганку Машу — Людмила Максакова. Сезон подходил к концу, а она вдруг заболела. Потребовалась срочная замена. И Рубен Николаевич дал шанс мне.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или