Полная версия сайта

Ольга Богданова. Про жизнь и про любовь

Откровенное интервью с ведущей актрисой Театра Российской армии.

Ольга Богданова

— После того как мы обе поплакали, может, вспомним самую светлую историю? Если не путаю, вы же почти сразу после того, как пришли в Театр Российской армии, замуж вышли?

— Было бы здорово рассказать про то, как единым штурмом я взяла и творческие высоты, и поразила принца на белом коне, который завалил меня бриллиантами... Вот был бы поворот! Но у меня другие истории.

— На каком же коне был принц?

— На коне своего таланта! Он из Челябинска приехал. Говорили, если Александр Михайлушкин играет Яго в «Отелло», спектакль надо называть «Яго». Саша был женат на дочери генерала, проживал с семьей в замечательной квартире... История банальная: репетировали с ним про любовь и однажды влюбились. Помню, как собирались на гастроли, сели в поезд: меня провожал Валера Чемоданов, его — жена. Дали нам в дорогу еды какой-то... С гастролей мы исправно звонили домой, он даже как-то сунул мне в руку трубку, сообщив супруге, что с ней желает пообщаться одна ненормальная. Честно говоря, я не предполагала, что так все повернется. Но оказалось, и он в меня влюблен, точнее — так молниеносно все решил, что это автоматически было засчитано мной как подтверждение неземной любви. Потому что когда все смутно, оно семь лет, как с Чемодановым, тянется. А если мужчина говорит: «Все, завтра к тебе переезжаю!» — значит, любовь. У меня же комнатка в коммуналке, туда еще решиться надо переехать из генеральской квартиры. Впрочем, когда Александр еще даже не переселился ко мне и мы не успели пожениться, я стала открывать в нем такие особенности, что мой внутренний, еще не окрепший голос робко сказал: «Ой, не надо бы...»

Саша был прекрасным человеком с невероятно трудным характером. На гастролях в Красноярске ждал меня в номере: роман был в самом разгаре, а я выходила в начале спектакля, потом освобождалась и могла отправляться на все четыре стороны. Как на грех, выйдя из театра, встретила наших актрис. Немного поговорили. Не помню, на сколько задержалась, но не критично. А он ждал, приготовил какой-то салат из фруктов и овощей, украсил его, достал шампанское... Когда вошла, Михайлушкин взял тарелку с этим салатом и шваркнул об пол! И мой тоненький внутренний голос вновь пропищал: «Не надо бы...» Пустяк же — и такой совершенно несоразмерный выплеск эмоций!

Мы вернулись в Москву, внутренний голос замолчал, а Саша однажды просто явился с чемоданами. И отказать я не смогла. Вроде как из-за меня разрушил семью... Хотя это было не так. Вообще в жизни часто бывает не так, как говорят факты. Есть внутренняя канва, которую мы не всегда можем прочесть. Мне кажется, он сам искал повода уйти из той семьи. Например, с трудом представляю, что человек с таким вулканическим темпераментом мог подчиняться тестю-генералу. Взрывов я видела тысячи, при том что Саша был человеком благородным, порядочным и талантливым. Он мог бы прозвучать как Луспекаев... Но двадцать два года мы прожили вместе под мой внутренний писк «ой, не надо бы». Не зря же говорят: характер — есть судьба. Не уживался. Неугомонный. Непричесанный. Саши уже нет на земле, но его часто вспоминают в театре. Он был лакмусовой бумажкой, словом правды, иногда резким, несправедливо громким. В некоторых ситуациях до сих пор думаю: «Был бы жив Саша, такое бы сейчас устроил...»

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или