Полная версия сайта

Людмила Полякова: «Лучшее мое состояние — одиночество»

Эксклюзивное интервью актрисы, в котором она откровенно рассказывает о своей жизни, о браке с Василием Бочкаревым и романах с режиссерами Андреем Смирновым и Анатолием Васильевым.

Василий Бочкарев

— На кого же были обращены взгляды фантастической девушки?

— Туда же, куда и всех остальных, не менее фантастических... На курс старейшего актера Малого театра Николая Александровича Анненкова. Созвездие, которое он собрал, и представить сложно! Олег Даль, Виталий Соломин, Виктор Павлов, Миша Кононов... Они все были такими прекрасными! Олег Даль носил малиновый вельветовый пиджак, который казался бархатным, как у сказочного принца. Виталий Соломин — утонченный, недоступный, с вздернутым носом, он смотрел всегда поверху. А я, кобыла здоровая, когда старшекурсники собирались возле музыкального класса рядом с широкой щепкинской лестницей, скакала через три ступеньки туда-сюда. В одну сторону проскочу — ну как?! Увидели, обратили внимание?.. А потом назад... Смешная была, но искренняя.

Однажды мне несказанно повезло. Анненков выпускным спектаклем ставил «Макара Дубраву», и ему понадобилась здоровенная румяная девица, которой на его курсе не оказалось. Позвал меня. Так я попала в самый центр этого цветника! К себе на курс уже заходила постольку-поскольку и поглядывала на всех свысока, мол, вы тут дети еще, а там у меня искусство! Очень меня это в собственных глазах подняло. В Соломина влюбилась, конечно, зверски. Но открыться не решилась. Спустя какое-то время столкнулись с Виталием в гостях, и я рассказала, как страдала несколько лет назад. Помню, он очень удивился.

С так называемой личной жизнью у меня действительно не особенно складывалось. Отчасти сказывались детские травмы, пережитые в «клоповничках», отчасти то, что оставалась чрезвычайной фантазеркой. Приблизиться к мужчине, не говоря уже о чем-то большем, было очень сложно. В то же время я оказалась весьма влюбчивой особой, и эти противоречия меня раздирали!.. Обычнейшую ситуацию могла накрутить так, что мало никому не казалось. Я и сейчас влюбляюсь прежде всего в талант. Мне все равно, какая у мужчины внешность. Талант — единственное, что может вскружить мне голову. И порой кружило так, что на место не поставишь!..

Моя первая работа в кино, которая потом двадцать лет пролежала на полке, — у Андрея Смирнова в фильме по рассказу Юрия Олеши «Ангел». Молодой, решительный, со своим взглядом на все, красавец!.. Да еще и экспедиция под Выборгом... Ну как тут устоять?

Но однажды съемки «Ангела» просто закончились и все вернулись в Москву. А я еще абсолютно не умела управлять собственными эмоциями. Помню, ехала в троллейбусе по улице Горького и вдруг увидела Андрея, который шел с кем-то по тротуару. Хотела выскочить, подойти к нему, но ноги внезапно перестали слушаться, как отнялись. На съемках же эмоция, напротив, вылилась в движение. Помню, как бежала вдоль «съемочного» поезда и хотела, чтобы разорвалось сердце, потому что к режиссеру Андрею Смирнову приехала жена. Я уже тогда знала, что ничего не будет, хотя какое-то время сказка еще продолжалась... В общем, влюбленность была странной. Хотела все время на него смотреть и его слушать. Дикой девушке аристократичный Смирнов казался каким-то небожителем! И прекрасно, что ничего не вышло, иначе бы пятьдесят лет так и простояла напротив него, раскрыв рот.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или