Полная версия сайта

Матильда Кшесинская. Призрачное счастье

Прима-балерина Мариинского театра, она прожила без малого сто лет, но в истории осталась прежде всего как фаворитка членов царской семьи. Первым из них стал будущий император Николай Второй...

Маля

К этому времени бывший Малин возлюбленный давно превратился из наследника в императора Всероссийского, брак которого с Алисой Гессенской, ставшей в России Александрой Федоровной, был уже трижды благословлен рождением детей: Ольги, Марии и Татьяны. Предчувствия не обманули Малю — с тех пор как в апреле 1894-го Ники официально стал женихом Алисы, он больше никогда к ней не ездил. Особняк на Английском проспекте, в котором они когда-то сделались любовниками, стал одним из его прощальных подарков Мале. Другим было обещание всегда выполнять ее просьбы о помощи, если таковые возникнут. Существовал и третий подарок — Ники сказал, что несмотря ни на что она всегда может говорить ему ты и называть по имени.

Они простились на семи ветрах — у большого сенного сарая на Волхонском шоссе, куда Ники приехал из военного лагеря. Он прижал к губам ее ладонь, и она замерла, стараясь всем существом впитать это его последнее прикосновение. А в следующую минуту все было кончено: Ники сидел верхом на своем жеребце и удаляющийся мерный стук лошадиных копыт сливался в ушах Кшесинской с оглушительными ударами ее сердца. Словно оцепенев, она продолжала стоять неподвижно, пока очередной порыв резкого ветра не заставил Малю очнуться. Тогда казалось, что этот сырой тоскливый ветер навсегда выдул из ее сердца все тепло, всю ласку, всю нежность. Какое счастье, что она ошиблась!

«Садитесь, князь», — обратилась она к молодому артиллеристу, указывая слева от своего стула и потихоньку разглядывая зарумянившегося юношу, явно смущенного вниманием блистательной хозяйки. И эта смесь мальчишеского смущения и уже отчетливо проступающей в чертах Андрея мужественной красоты вдруг почему-то заставила ее сердце на мгновение сбиться с ритма. «Это ничего, это просто потому, что он очень похож на Ники», — успокоила она себя и как ни в чем не бывало повела застолье. На молодого князя старалась смотреть поменьше, но он все равно то и дело краснел, не знал, куда девать руки, и в конце концов опрокинул на новое платье Мали бокал красного вина. «Ну не тушуйтесь вы так, — почти с досадой сказала она и добавила уже мягче: — Это к счастью». Маля побежала переодеваться. Торопясь вернуться к гостям в новом, еще более обворожительном наряде, она скользнула взглядом по краснеющему на подоле испорченного платья винному пятну, и ей показалось, что своей формой оно напоминает сердце...

Все, решительно все в ту весну возвращало Кшесинскую к волнующим воспоминаниям. И старый дневник, заброшенный после расставания с Ники, который она неожиданно нашла в дальнем ящике письменного стола, и ставшее вдруг снова таким таинственным и манящим закулисье Красносельского театра, куда Андрей стал приходить на репетиции. И мучительная несвобода, как путами обвивающая их обоих: в то время как молодой артиллерист все решительнее завладевал сердцем Мали, хозяином в ее доме был совсем другой мужчина.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или