Полная версия сайта

Татьяна Догилева: «Как же мне повезло!»

Известная актриса признается в любви к путешествиям, в которые ей доводилось отправляться с Михаилом Глузским, Еленой Майоровой, Григорием Чухраем, Леонидом Филатовым, Иннокентием Смоктуновским. И, конечно, с дочерью Катей.

Татьяна Догилева

В Софию отправились режиссер Григорий Чухрай, актер Михаил Глузский и я, попавшая в эту компанию благодаря традиционной просьбе организаторов фестивалей и недель кино. Принимающая сторона обычно так и писала: «Просим включить в состав делегации молодую актрису». А в азиатских странах часто добавляли: «Желательно блондинку».

Я очень боялась, что жизнь пройдет как у родителей: работа, дом, встречи с родственниками. Семья жила бедно (хотя тогда считалось, что в Советском Союзе бедных нет), но у меня было хорошее детство, в котором всего хватало, кроме приключений и путешествий. Поэтому выбирая будущую профессию, знала одно: хочу, чтобы благодаря делу, которым стану заниматься, смогла увидеть мир. Особенно тянуло в экзотические страны, прежде всего в Латинскую Америку. Инки, майя, оставившие следы своего пребывания на Земле инопланетяне... А довольствоваться приходилось поездками в подмосковный пионерлагерь и на станцию Семейкино Ворошиловградской области, где жила мамина сестра тетя Клава.

Впервые за границей оказалась в Чехословакии после девятого класса. Наша школа дружила с гимназией имени Эугена Гудерны в городе Нитра. В поездку отбирали двух лучших учеников из класса, и я оказалась одной из них. Заграница в то время была для нас чем-то нереальным — не очень-то верилось, что она вообще существует. Нитра — небольшой промышленный городок с провинциальным укладом. Словацкие сверстники устраивали концерты, приглашали к себе домой, где накрывали красивые вкусные столы. Помню, как в первый вечер нас спросили:

— Что вы будете пить?

И мы с ужасом ответили:

— Кока-колу!

С ужасом! Почему-то были уверены, что от напитка, о котором много слышали, но никогда не пробовали, обязательно опьянеем.

Я подружилась в Нитре с невероятно красивым мальчиком, которого звали Мирослав. Высокий, русоволосый, с огромными синими глазами. А я не считалась красивой девочкой, не была избалована мужским вниманием. И вдруг, вернувшись в Москву, получаю от Мирослава письмо, в котором он пишет, что влюбился с первого взгляда, но не решался об этом сказать. Как же я рыдала из-за упущенной возможности! Порыдав, написала ответ и тут же вообразила себя героиней трагической повести. Пребывала в образе недолго — через пару месяцев роман в письмах заглох. Но синеглазый Мирослав остался в памяти навсегда, потому что для меня это была премьера чувств, насыщенная яркими красками и сильными эмоциями. Удивительно, что даже спустя сорок с лишним лет цвета не поблекли.

Вторая поездка была в ГДР. Студенты четвертого курса ГИТИСа традиционно отправлялись по обмену в Лейпцигскую высшую театральную школу. Мы показывали немецким ребятам свои отрывки, они нам — свои. Свободного времени оставалось немного. В один из дней нас повезли в Дрезден, на экскурсию по знаменитой картинной галерее. И там, стоя перед «Мадонной» Рафаэля, я поймала себя на мысли: «Чего это она такая маленькая и неяркая?» Смотрела долго — ждала, когда обуяет восторг. Не дождалась. И позже в Москве всем рассказывала, что в натуре знаменитая «Мадонна» сильно проигрывает репродукциям на настенных календарях.

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или