Полная версия сайта

Сны о России

История удивительных приключений первого японского капитана, который потерпел кораблекрушение у берегов России а затем получил медаль из рук лично императрицы Екатерины Великой.

Его допрашивали чиновники из правительства и придворный ученый Кацурагава. Интересовались, какие в России заводы, как вооружены солдаты... Устав, он прикрывал глаза и проваливался в прошлое: огромные равнины, чужие города, бесконечный снег — земля, откуда ему долгие годы так хотелось выбраться в Японию и по которой теперь он начинал тосковать...

...По превратившейся в снежную пустыню Сибири мчатся сани — двое едут в Петербург день и ночь, делая по тридцать верст в сутки. Первый — обрусевший швед, геолог, «минералогический путешественник от Кабинета императрицы», богатый промышленник Кирилл Лаксман. Рядом с ним кутается в медвежью шубу второй путник — невысокий смуглый узкоглазый человек. Он не привык к такой скорости, и у него страшно кружится голова. На дворе январь 1791 года, и в этих краях сроду не бывало японцев.

Увидеть их за пределами родных островов вообще практически невозможно: Япония — закрытое для внешних контактов государство, чужих в страну не пускают и не выпускают своих. Строить большие корабли нельзя, плавать за пределы прибрежных вод тоже, а если все-таки уехал в чужую страну и, не дай бог, вернулся, тебя тут же казнят — просто чтобы не болтал лишнего и не баламутил народ вредными заморскими байками. Капитан каботажного кораблика Дайкокуя Кодаю не собирался идти против раз и навсегда заведенного порядка, но судьба распорядилась иначе.

...Он тряхнул головой и продолжил рассказ: в двенадцатую луну второго года Тэммэй, в год Тигра, старшего брата Воды, в тринадцатый день этой луны, в начале часа Змеи, а по-европейски в десять утра четвертого января 1783 года, из бухты Сироко вышел корабль «Синсё-мару». На нем был груз риса, тканей, бумаги и лекарств, шестнадцать матросов и он. «Синсё-мару» плыл в столицу Эдо — будущий Токио. Поначалу все шло как обычно, но потом подул сильный ветер, поднялся шторм и судно понесло от берега. Начался такой неистовый ураган, что морякам пришлось рубить мачту. Волны сорвали руль, в трюме открылась течь. Пробоину сумели законопатить тюками ваты, и «Синсё-мару» понесся дальше. Риса на борту было достаточно, дождевую воду моряки собирали в шлюпку — смерть от голода и жажды им не грозила, но сердца точил страх: по весьма примерным подсчетам они находились где-то в шестистах ри от суши, и это было очень скверно.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или