Полная версия сайта

Сны о России

История удивительных приключений первого японского капитана, который потерпел кораблекрушение у берегов России а затем получил медаль из рук лично императрицы Екатерины Великой.

Кодаю явился во дворец сёгуна
в невиданном одеянии: камзоле,
коротких штанах и башмаках
с пряжками.

Как удивительная история Кодаю развивалась дальше, чиновники знали и без него: в девятую луну четвертого года Кансэй, в год Крысы, старшего брата Воды, а по-европейски в 1792 году правитель земли Эдзо отправил сообщение бакуфу, центральному правительству. Он сообщал, что к его берегам подошел русский корабль, на нем приплыли давным-давно унесенные морем подданные Небесного хозяина, императора Японии, а также иноземец с подарками. Из Эдо прислали комиссию, русским позволили спуститься на берег, посланника и его спутников вымыли в бане и накормили хорошим ужином. Но чуда не произошло — подарки, который привез Адам Лаксман, японское правительство не приняло, в Эдо посланника не пустили, для русских купцов Японию не открыли. Им предложили прислать корабль в Нагасаки — для переговоров. На том все и заглохло.

А Кодаю и его спутника Исокити (третий моряк умер, едва сойдя с корабля), доставили в столицу. Их приняли важные чиновники, сёгун Токугава Иэнари, военный правитель Японии, наблюдал за этим, оставаясь невидимым, из-за плотных бамбуковых занавесок.

Вельможи сидели на высоком деревянном помосте под навесом, для Кодаю и Исокити поставили скамеечки. Кодаю явился во дворец сёгуна в невиданном одеянии: европейском камзоле, коротких штанах-кюлотах, чулках и башмаках с пряжками, на шее у него поблескивало золотое зеркальце, к поясу были подвешены часы.

Когда его спросили, что у него на шее, он ответил, что это золотая «медари» — высший знак отличия, которым в России награждают простолюдинов. Того, кто ее получил, никто не смеет бранить, куда бы он ни приехал. Потом их спрашивали о многом: велика ли Россия, есть ли в ней гуси, каковы русские дома, остры ли тамошние сабли? Это продолжалось несколько часов, затем морякам дали передохнуть, и все началось сначала. На этот раз Кодаю надел другой, но столь же богатый европейский костюм. Он рассказал о том, как его принимала царица, о дружбе с графом Воронцовым, другими вельможами. В конце концов ему задали последний вопрос: «Зачем же вы вернулись, если вам оказали такие милости?»

Кодаю ответил, что он слишком тосковал по родной земле, близким, любимой еде, а из русского языка понимал в лучшем случае одну десятитысячную, — как же он мог остаться?

Прием закончился, Кодаю и Исокити отпустили и стали думать, что с ними делать дальше. Сёгун был растроган, он решил, что моряков надо не казнить, а наградить — такая преданность родной земле заслуживает, чтобы из правил сделали исключение.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или