Полная версия сайта

Виктория Островская: «После «Бриллиантовой руки» я думала только о том, как выжить»

Много лет назад она появилась в кино в роли рыжеволосой жрицы любви с непонятной фразой: «Цигель-цигель, ай-лю-лю».

Леонид Гайдай

Вышла замуж за Романа, восстановилась в институте, в комсомоле. Казалось, жизнь налаживается. Уже строила грандиозные карьерные планы. Однако после получения диплома меня отправили по распределению работать в Сызраньский драматический театр.

Это был голодный год. Есть нечего. Хлеб из гороха. Если в центральных городах с едой дело обстояло более-менее, то в провинции… Голод-то всегда с Поволжья начинался. Кошмар, нищета. Жили в общежитии. Пили чай из батареи — сливали оттуда кипяток. Иногда разжигали керогаз или примус. Если в магазины завозили плавленые сырки — это был настоящий пир!

Роман в Сызрани устроился в газету. Я работала в театре. Через год забеременела. Нужно было делать аборт. Приехала в Киев. Когда мои девки меня увидели — рыдали в голос. У меня ребра со спины торчали. Как у узника Освенцима. Я им сказала, что больше в Сызрань не вернусь. И только самым ближайшим подругам рассказала, что дело вовсе не в голоде, нищете и безнадежности. Настоящая разруха случилась в наших семейных отношениях. Роман хоть и безумно талантливый человек, характер, однако, имел ужасный. Вот его нрав на мой и наложился. В общем, начался кошмар! Мы с ним бились насмерть.

— В каком смысле?

— Дрались страшно. Он мог прикрикнуть. А я в ответ никогда не смолчу! Во мне ведь столько кровей намешано: еврейская, польская, украинская, даже турецкая. Казаки набеги делали, вот однажды и привезли мою прабабку, турчанку. Про нее говорили: «Была красивая. Но злая, як собака!» Вот и у меня, как у янычара, бывает — закипит все внутри. И всегда за правое дело!

Кроме того, Роман оказался страшным ревнивцем, жутко меня ревновал. А я всегда такая живая была, всем нравилась. Баталии порой случались — мама, не горюй! Помню, пришли в ресторан, за соседним столом сидят какие-то ребята, улыбаются мне, я им — в ответ. Они бокалы подняли в мою сторону. Я тоже подняла и произнесла: «За ваше здоровье!» Рома посмотрел на это и… раз мне по физиономии. Представляете? Я ему в ответ — в лицо тарелкой с салатом. И начинается драка страшная! Вот так, из-за ерунды. В другой раз, помню, дала ему поварешкой по лбу, раскроила голову до крови.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или