Полная версия сайта

Любовь Толкалина: «Конфликтов у нас с Егором не было, но напряжение я чувствовала...»

Любовь Толкалина долгое время считала себя виновницей личной драмы своей подруги.

Любовь Толкалина

Потом тем же маршрутом мы с Машей ходили в свою школу, с удовольствием отказавшись от транспорта в пользу познавательных пеших прогулок.

Осмотревшись на новом месте, я поняла, что мы остановились не просто в престижном — в роскошном особняке с домработницей, которую можно попросить приготовить еду, сходить в магазин. В таких условиях в Москве я никогда не жила, даже будучи женой известного человека.

Первым делом, проснувшись рано утром, мы с Машей отправились к Букингемскому дворцу, посмотреть торжественную смену караула. Вскоре дочь захотела пить, мы нашли магазин, и там у кассы я впала в полный ступор! Молча протянула продавцу деньги и выдавила из себя одно лишь слово — water. Догадавшись, что я не говорю по-английски, этот человек сказал фразу, которую я запомнила сразу, но смысл ее поняла гораздо позже. Он произнес: «Не беспокойся, моя милая. Ты — в Лондоне, здесь с тобой не может случиться ничего плохого!» Дал мне бутылку воды, и, совершенно ошарашенная, я вышла на улицу. Все — с этого момента я расслабилась! Так родилась моя влюбленность в Лондон.

На следующий день началась учеба. В школе оказалось много русских, они помогли мне заполнить необходимые документы. Я договорилась о том, чтобы водитель забирал Машу и отвозил обратно, выдала ей ключ от дома — так же, как и у меня когда-то в детстве, он висел на веревочке у дочки на шее. Теперь после своих уроков я могла немножко задержаться и, не спеша домой, заглянуть в Национальную галерею — к счастью, все государственные музеи в Соединенном Королевстве бесплатны, спасибо Тони Блэру. Можно хоть каждый день смотреть на шедевры.

Ближе к концу этого счастливого, незабываемого месяца я оказалась в Галерее Тейт, чтобы увидеть моего обожаемого Джозефа Мэллорда Уильяма Тернера, которого полюбила после выставки в Москве. Многие его картины трогают меня буквально до слез. Я провела в музее полдня и вышла оттуда совершенно ударенная. Воздух и свет полыхнули мне в лицо, я опустилась на ступеньки у входа, пытаясь собрать себя в кучу. Сижу, ковыряю пальчиком землю под ногами, и в этот миг раздается телефонный звонок. Вдруг слышу в трубке голос, который нельзя перепутать с каким-либо другим. Есть в нашей стране такие люди, которых все сразу узнают по голосу. Один из них — Илья Авербух. «Люба, — спрашивает, — вы в Москве? Мне хотелось бы с вами переговорить». Хорошо, что я сидела, потому что ноги у меня мгновенно стали ватными. Я сразу поняла, по какому поводу он звонит. Тут надо заметить, что участвовать в программе «Ледниковый период» всегда было моей мечтой, хотя кататься на коньках я совсем не умела. Подруги Алиса Гребенщикова и Лика Кремер (она участвовала в аналогичном проекте на другом канале) столько рассказывали об этом, и я с замиранием сердца смотрела их выступления! И сокрушалась про себя: «Мне такое, увы, не светит! Я же — башня, для меня и партнера не найти. Мало того, что он должен обладать просто адским терпением, так еще и ростом выдающимся». Единственный, кто подходил под такие критерии, — Алексей Тихонов, пожалуй. Впрочем, я старалась об этом не думать, так иногда — помечтать. Все равно ж это нереально... Но хотелось — ужасно. Не пугало ничего — что можно удариться головой, сломать руки, ноги, позвоночник... Все это казалось таким незначительным!

И тут вдруг сижу, ковыряю пальчиком землю и разговариваю с Ильей. Я просто оцепенела, и вместо того чтобы продолжить разговор, практически проваливаясь в параллельные миры, прошептала в трубку: «Илья, я вам перезвоню!» Еще пару секунд продолжаю машинально копать пальчиком землю — а потом вдруг — бац, выкапываю маленькую золотую звездочку, конфетти.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или