Полная версия сайта

Любовь Толкалина: «Конфликтов у нас с Егором не было, но напряжение я чувствовала...»

Любовь Толкалина долгое время считала себя виновницей личной драмы своей подруги.

Любовь Толкалина

Мы с Алексеем Тихоновым уже знали, что попрощаемся. Но вместо этого оба стояли, уткнувшись друг в друга. Помню только одно — я никак не могу оторвать лицо от Лехиной груди, потому что рыдаю навзрыд. Наверное, так горько не плакала никогда. Я ощущала, что нахожусь в очень бережных, сильных и нежных руках. Леха — это стихия! Он до такой степени является для меня идеалом мужчины, что я долгое время думала — как бы сделать так, чтобы нам с ним не расстаться.

Эта история началась в 2010 году — тем летом, когда на Москву опустилось облако удушливой гари, и в городе стало совершенно нечем дышать. Именно поэтому я так точно помню дату... Каждый год в летние каникулы мы с Егором стараемся дать нашей дочке Маше возможность попрактиковать английский в одной из лондонских школ. В тот раз выбор пал на школу «Регент» в самом центре британской столицы, недалеко от Трафальгарской площади. Чтобы совместить приятное с полезным, я решила от Маши не отставать — и каждое утро мы с ней расходились по разным классам.

Остановились мы у девушки, которая когда-то, почти двадцать лет назад, познакомила нас с Егором. В свое время Наталья Харитонова училась на два курса старше меня у Анатолия Ромашина и была первой красавицей факультета. Помню, я поступала во ВГИК, сидела в ожидании очередного прослушивания и увидела, как она идет по коридору в длинной бальной юбке... «Все ясно, — подумала, — у меня никаких шансов, раз тут ходят такие девушки». Она была просто потрясающе красива. Память сразу визуализирует нашу первую встречу — это из разряда тех фотографических впечатлений, которые остаются с тобой навсегда. Когда Наташа вошла, возникло ощущение, что в коридоре запахло яблоками. У нее были сияющие вьющиеся волосы ниже талии, обнаженная спина и незабываемый профиль... Говорят, Леонардо да Винчи никогда не поссорился бы с Сандро Боттичелли из-за женщины, потому что первый любил лица с содержанием, а второй, наоборот, — весенние, нежные бутоны. Так вот — в данном случае они подрались бы! В ней было все: и юность, и свежесть, и опыт, и мудрость, и харизма... Ее, конечно, все обожали. Ромашин уже тогда отпускал ее на постановки в Театр Луны, ее рвали на части операторский и режиссерский факультеты, она была из угасающей ныне плеяды по-настоящему красивых актрис, которыми когда-то славился ВГИК.

Историю нашего знакомства с Егором я уже много раз рассказывала — так вот, именно Наташа была его девушкой на тот момент. И я очень переживала за нашу с ней дружбу, ибо дружба, на мой взгляд, всегда дороже любого мужчины. Тем более что свои отношения с Егором я не рассматривала как серьезные и даже представить не могла, что с таким человеком у меня может что-то сложиться. Но потом поняла, что все-таки влюбилась, и первое, о чем подумала: как к этому отнесется Наташа? Ведь глядя со стороны, можно сказать, что я встала между ними. Хотя ни моего на то желания не было, ни инициативы какой-либо я не проявляла. К тому же у меня был молодой человек, и наши с отношения развивались вполне позитивно.

В тот день, 25 июня, я сдала свой первый экзамен по мастерству актера, и мы всем курсом отмечали это событие. Наша ключница Кира Петровна (с нее в свое время срисовали образ знаменитой старухи Шапокляк), встретив меня в коридоре, сообщила, что меня разыскивает Наташа. Тогда ведь не существовало мобильных, поэтому все дозванивались на вахту. Мы с другом отправились ей перезванивать, одна я идти не могла — да и все остальные находились в такой стадии подпития, когда уже никому и никуда не рекомендуется ходить в одиночку.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или