Полная версия сайта

Татьяна Кочемасова: «Шакурову дочь была не нужна»

«Наверное, сработала защитная реакция, и я стерла Сережу из памяти. Я не живу прошлым — что было, то было…»

И сразу же разъехались: я — на дачу к родителям, он — на съемки. Я решила подать на развод. Но чтобы не пострадала мужская гордость Сергея, предложила: «Давай вместе подадим, чтобы не было никаких пересудов». Но на следующий день он первый побежал в загс и написал заявление…

За время, пока мы разводились, вышла куча интервью, где Шакуров живописал, как и за кем ухаживает на съемках «Тайн дворцовых переворотов». Мне звонили подруги и спрашивали: «Ты читала?» Слава богу, не читала, а вот нашей Оле подружки показывали эти журналы в школе. Ей было неприятно. Я-то понимала: Сергей торопится продемонстрировать, что свободен. Я хорошо его изучила: это был выпад в мою сторону.

Как когда-то в Театре Станиславского он обнимал стоявшую рядом женщину, чтобы вызвать мою ревность…

Развелись мы, на удивление, быстро. Меня даже ни на одно заседание суда не вызывали. А ведь у нас десятилетняя дочь... Уверена, Сергей пустил в ход все свое обаяние, чтобы этого добиться. Только спустя время я поехала в загс и поставила в паспорт штамп о разводе.

Разошлись мы, как говорится, без взаимных претензий, ничего не делили, на алименты я не подавала. Сергей был прописан в моей квартире и пять лет не выписывался. Чтобы забрать все свои вещи, ему пришлось приезжать три раза. Я старалась с ним не встречаться, оставляла ключи от квартиры у отца. А вот свою сумку с фотографиями, с которой пришел когда-то ко мне, так и не забрал…

После развода мне осталось самое ценное: дочка-солнышко и «три хвоста» — кошка, кот и собака…

Зимой Сергей загремел в больницу.

Сергей Шакуров с сыном Маратом

Дочка захотела проведать отца, и мы поехали к нему. Но в палату к Сергею нас не пустили. Врач сказал, что сын Шакурова Ваня, который все время проводил у постели больного, запретил меня с Олей пускать к отцу в палату…

Я старалась ради дочери сгладить наш разрыв. Хотела, чтобы она чувствовала — у нее есть отец. Покупала ей подарки и дарила от его имени. Поначалу Сергей виделся с дочкой, а потом их общение сошло на нет. Папа занят, занят и занят…

Вскоре случилась история, которая поставила точку на моих попытках сохранить их отношения...

Как-то мы с Олей собрались на зимние каникулы в Египет.

Накануне отъезда она захотела увидеться с папой и поздравить его с днем рождения, Сергей родился 1 января. Звонит ему, а отец сокрушается: «Оленька, не могу, срочно улетаю на работу в Баку, даже после Нового года там останусь». Вылетаем второго января в Египет. Нас, туристов, развозят на автобусе по гостиницам. Гляжу в окно и вдруг вижу — у отеля стоит в компании Сергей Каюмович, радостный такой, довольный. Оля выбежала из автобуса. Когда он ее увидел, даже в лице переменился. Не успев придумать оправдание, что-то промямлил, типа «какой сюрприз…» Я сделала вид, что ничего особенного не произошло, и предложила: «Мы живем там-то. Если хочешь, приезжай…» Он, правда, навестил нас в отеле. Мы даже погуляли по городу.

Но после этого случая Оля как-то к отцу охладела. А я все время пыталась оправдать его в ее глазах, внушала: «У тебя есть папа. В любой момент, когда захочешь, можешь ему позвонить». Но дочь говорила: «Пусть он сам позвонит…» Она, безусловно, страдала. А когда он ей звонить перестал, тут уж я ничего поделать не могла…

Однажды сама позвонила Сергею: «Оля заболела. Может, проведаешь ее?» — «Не могу… занят. А насчет денег — если хочешь, подавай в суд. Оля мне не нужна, делай с ней что хочешь!»

Я повесила трубку и на всю жизнь запомнила дату нашей беседы — 2 июня 1999 года…

Никогда не рассказывал Оле об этом разговоре. Она долго ждала отцовских звонков, сейчас уже не ждет. С двенадцати лет он ни разу не поздравил дочку с днем рождения.

А ей уже 25...

В театре я не работала. Устраиваться по профессии было бесполезно. Знала ведь, все киношники поддерживали Шакурова. Вскоре устроилась на кабельное телевидение. Ко мне на интервью приходили известные политики, артисты.

Никому из старых знакомых я не звонила: зачем ставить их в неловкое положение? Все же по-разному относились к нашему разводу.

Единственным человеком, который звонил мне, был Юрий Владимирович Никулин. «Как вы там с Олей? Не нужно ли чего?» — интересовался участливо. С Олей мы ходили в цирк на Цветном бульваре по его приглашениям. Через год Никулина, к сожалению, не стало… Прошло два года.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или