Полная версия сайта

Миколас Орбакас: «Алла заявила: «Не увидишь Кристину!»

«Алла как даст кулаком по голове — звон в ушах стоял долго».

Когда Кристина снималась в «Чучеле», я часто ее проведывал. Съемки были трудные. Она даже плакала, я утешал...

У него несомненно был талант. Наверное, я в него такой артистичный уродился… Зенонас Орбакас — так звали моего папу — интеллигентный, сдержанный человек, учился когда-то в Германии, окончил несколько вузов, но стоило смешинке попасть ему в горло, как он начинал хохотать, ойкать и даже икать от смеха. Маму это страшно раздражало: «Стесняюсь, право, с тобой рядом находиться!»

А мама рассказывала Алле, что они с папой на меня возлагали большие надежды: отец хотел, чтобы я стал врачом, а она мечтала, что ее сын займется сельским хозяйством. «Я всегда обожала возиться в саду и сыну говорила: «Миколас, подумай, будешь председателем колхоза!»

По тому, как доверительно родители общались с Аллой, я понял: она им необычайно понравилась.

Ну а с братом они познакомились, когда он приезжал в Москву. Мой брат нам с Аллой достал путевки на Куршскую косу. И мы из Каунаса поехали туда. Неделю жили в этом удивительно красивом заповеднике, спали в палатках, купались, загорали. Над нами кружились странные птицы, я таких в жизни не видел. Рядом была орнитологическая станция, ее сотрудники вели наблюдение за редкими птицами. Вторую половину отдыха мы провели в родительском доме под Палангой.

В 12 километрах от Паланги на берегу моря стоял огромный домина: восемь комнат внизу и мансарда наверху. В прошлом его называли Дом моряка, там жили рыбаки, у берега качались привязанные лодки, на них они рано утром уходили рыбачить. Вокруг дюны, песок, вдали лес. В советское время неподалеку была пограничная зона, так что на пляж мы ходили с паспортом.

В десять часов вечера море и пляж «запахивался» пограничниками: по морю тревожно пробегал мощный луч света. С Балтийского моря, со стороны капиталистических стран ждали шпионов!

Помню, как Алла смеялась, однажды увидев такую сценку. На пляже стоял столб, на нем висел полевой телефонный аппарат. Как-то к нему подошел солдатик с ружьем за спиной и собакой на поводке, поднял трубку и пробубнил: «Але! Все нормально! Прием!»

Однажды вечером мы с Аллой поехали в Палангу. Зашли в кафе. По телевизору транслировался фестиваль «Золотой Орфей». Алла не сводила глаз с экрана и громко комментировала: «Ну кого туда посылают, не понимаю! Смотри, они еле рот открывают, а я тут сижу!»

Ночью гуляли у моря. Вдруг Алла скинула босоножки и побежала вдоль берега по воде. Она кружилась, поднимая брызги, размахивала босоножками и кричала: «Я тоже буду петь на «Золотом Орфее»! Я — Алла Пугачева!» Тогда, признаюсь, я решил, что у моей невесты минутное помешательство…

Вернувшись в Москву, мы занялись предсвадебными хлопотами. В салоне для новобрачных по талонам купили Алле платье с фатой, костюм мне пришлось заказывать в ателье — рукава у всех пиджаков были короткими. Нам так нравились роли жениха и невесты, что мы стали носить обручальные кольца еще до загса. Мама Аллы однажды увидела это и пожурила: «Ребята, нехорошо! Пускай кольца у меня полежат до свадьбы». Отняла их у нас и спрятала в сервант.

Я был первым человеком, которому позвонила Кристина, когда у нее  случились проблемы с бывшим  мужем Русланом Байсаровым...

А тут к нам в гости зашел будущий свидетель, мой друг Витя Кротов. Гостеприимный Борис Михайлович достал «Рислинг», разлил вино по бокалам. Мы выпили. Вдруг Витя поперхнулся. Выплюнул что-то, а на ладони — оба наших обручальных кольца! Оказывается, Зинаида Архиповна хранила их в бокале.

Свадьбу сыграли 8 октября. Гуляли с размахом. Понятное дело, ведь мы думали: «Женимся раз и навсегда!» Единственное — автомобиль с кольцами надо было ждать несколько месяцев. Мы плюнули на очередь, вызвали такси и поехали в загс. Под звон бокалов с шампанским, марш Мендельсона и крики «Горько!» Алла Пугачева стала мадам Орбакене.

Вечером, как полагается, собрали гостей. Напротив дома, рядом с роддомом (где потом Кристинка родилась), в подвальчике была закусочная.

Борис Михайлович договорился, и закусочную закрыли часа в четыре. Еду готовили дома, помощников у Зинаиды Архиповны было много: из Керчи приехала ее сестра, моя мама с отцом из Прибалтики... Так с кастрюлями и бегали через дорогу, стол накрывали. Человек семьдесят в этой столовке набилось. Аллу пришли поздравить из Ипполитовки скрипачи, сыграли нам что-то. Мои сокурсники из училища подарили нам аппаратуру. Мои родные привезли ковер и посуду.

Все хорошо, а жить-то негде! И вот тут нам с Аллой крупно повезло. Депутатом Ждановского района была педагог Аллы Елена Константиновна Гедеванова. Мы с Аллой решились пойти к ней с челобитной, тем более она у нас на свадьбе гуляла. Она сама нам намекнула: «В вашей квартире освобождается жилплощадь. Не зевайте, ребята!»

Ремонт в нашей 18-метровой комнате я сделал вместе с другом.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или