Полная версия сайта

Миколас Орбакас: «Алла заявила: «Не увидишь Кристину!»

«Алла как даст кулаком по голове — звон в ушах стоял долго».

Мы с Аллой «на берегу» договорились принимать участие в судьбе дочери вместе...  (Алла с Кристиной на съемках передачи «Голубой огонек», 1983 г. )

Рюмочка коньяка, чашка кофе — сидишь с сигаретой у окна и любуешься городским пейзажем…

Вскоре наступило лето, мы отправились на практику. Наша гастрольная программа называлась очень романтично — «Бумажный кораблик». На этом «кораблике» мы — я, Татьяна и Алла — оказались вместе. Такой вот любовный треугольник образовался!

На этой летней практике Алла узнала, что у меня с концертмейстершей был роман. Мир не без добрых людей, постарались — донесли. Да она и сама давно уже все заметила. Но никогда не устраивала сцен ревности. По-моему, глупо ревновать к тому, что уже в прошлом… Если это уже давно перевернутая страница, зачем же ее перечитывать?

Да и я прекрасно был осведомлен об Алкиных романтических отношениях с мужчинами.

Она мне сама рассказывала. Например, с Валерой Романовым Аллу познакомил ее брат. Жених хоть куда: окончил институт иностранных языков, будущий переводчик! Правда, вскоре его распределили в Египет, а там началась война с Израилем. Вот родители их от свадьбы и отговорили. Валера уехал, а Алла в письмах обещала его ждать…

Но не дождалась. Встретила меня. Алла была моей первой сильной любовью. Она так стремительно ворвалась в мою жизнь, что я даже забыл, как до этого жил без Аллы!

В августе, вернувшись после гастролей, мы уже ни от кого не скрывались, Алла даже иногда ночевала у меня в общаге. Утром я провожал ее на Таганку, иногда поднимался к ее родителям пить чай.

Помню, как в первый раз от смущения шаркнул ножкой и представился: «Миколас Эдмундас». Алла, чтобы разрядить обстановку, сказала родителям: «А Миша, между прочим, барон фон Орбах!» Все засмеялись. С той первой встречи Борис Михайлович всегда радушно меня встречал, да и Зинаида Архиповна суетилась, на стол накрывала.

Алла с родителями жила в Зонтичном переулке, что на Крестьянской заставе. Купеческий двухэтажный бревенчатый домик у метро «Пролетарская». Горячей воды нет, на кухне висит большая газовая колонка. В типичной московской коммуналке у Пугачевых была небольшая «полуторка»: пятнадцатиметровая комната и другая, совсем крошечная — метров восемь. Своя трехметровая кухонька и туалет. Вот и все! А семья большая — Борис Михайлович с Зинаидой Архиповной, Алла, ее брат и бабушка.

Алла никогда меня специально не натаскивала: «Этого не говори, а это скажи, родителям понравится…»

Конечно, я знал, что мне будут задавать наводящие вопросы. Но специально к ним не готовился…

И однажды Борис Михайлович тактично меня спросил: «Ты, Миш, на последнем курсе учишься?» «Да», — важно ответил я. «Очень хорошо! — обрадовался он. — У тебя, наверное, полно свободного времени. А давай я тебя устрою к себе на работу»?

Борис Михайлович работал инженером по снабжению: поставлял парикмахерским мыло, одеколоны, шампуни, полотенца. Все это добро надо было доставать, развозить. Хлопотное, словом, хозяйство. Полгода я работал под начальством своего будущего тестя.

Кристина, даже когда подросла, не задавала вопросов, не пыталась докопаться до истины: кто  из родителей прав, а кто виноват?

Платил он хорошо — семьдесят рублей, работой особо не нагружал. Поручения у Бориса Михайловича были разные: то груз куда-то отправить, то заказное письмо на почту отнести, то человека в аэропорту встретить…

Да и вообще мужик он был очень хороший. Однажды поделился со мной, как его на прежней работе подставили. Он был директором по хозчасти на обувной фабрике. Так вот, кто-то под его подписью вывез с фабрики машину товара. У него были крупные неприятности. А в те времена за «расхищение государственной собственности» расстрелять могли!

Мы с Аллой встречались ровно полгода — с марта по октябрь. Потом я сделал Алле официальное предложение. Не скажу, что обошлось без намеков и нажима с ее стороны...

В мои планы не входило жить в Москве, жениться. Мне хотелось продолжить учебу, может быть, в Вильнюсе. Но, как говорится, хочешь рассмешить бога — расскажи ему о своих планах…

Разговоры о том, что мы с Аллой поженимся, шли давно. Но эта свадьба, как мне казалось, была в таком неопределенном будущем, что последний шаг я все никак не решался сделать. Тянул, как говорится, до последнего!

В тот день у моего приятеля Валеры Морозова куда-то уехали родители, и мы с друзьями собрались в его опустевшей квартире на улице Королева. Веселились допоздна, а тут метро закрыли. И мы все остались у него ночевать. Рано утром провожаю Алуню до дома, а сам мечтаю: «Сейчас в общагу поеду, переоденусь, потом в баньку забегу, помоюсь…» Подходим к ее дому, а навстречу Борис Михайлович.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или