Полная версия сайта

Миколас Орбакас: «Алла заявила: «Не увидишь Кристину!»

«Алла как даст кулаком по голове — звон в ушах стоял долго».

Буду такого-то». Через несколько дней мы собирались с Аллой в отпуск. Кристинка была в Прибалтике. Думаю: «Завтра Алла приедет, надо навести порядок». Помыл посуду, протер полы, вечером посмотрел телевизор, тут меня сморило. И снится мне сон, будто один знакомый музыкант очень фривольно ведет себя с Аллой. Проснулся я в холодном поту. «Ни фига себе! — думаю. — Старый черт, а туда же!» А он работал именно в том коллективе, что и Алла.

Наутро возвращается она с гастролей и чуть ли не с порога говорит: «Давай разводиться». Я к ней подлетел и заорал: «Это он!» Она засмеялась: «Да ты что! Не он…» Алла не стала ничего от меня скрывать, честно обо всем сказала. Видимо, у них были планы на дальнейшую совместную жизнь, иначе зачем говорить? Мы сели, мирно поговорили и решили развестись…

Одного я никак не мог понять: как так получилось, что кроме дочки нас уже ничего не связывает?

Меня мучил вечный вопрос: кто виноват?

Наверное, я... У Аллы появились претензии ко мне. Я не вписывался в тот образ мужа, которого она хотела видеть рядом с собой. Да и «змий зеленый» присутствовал. А больше за собой никаких грехов я не замечал. А отсюда вспыльчивость, ревность с ее стороны. Да и мой прибалтийский нордический характер порой давал сбой…

Алла терпеть не могла, когда я приходил домой «под градусом». Как-то, спустя годы, звонит приятель: «Купи газетку. Там про тебя написано». Читаю, а там Алла Борисовна обо мне вспоминает: «Меньше бы пил…» Наверное, она права.

В том, что у нас такая скромная дочь, заслуга не только моих генов,  но и Аллиного воспитания... (Кристина с Никитой и Дени в Америке)

Было дело… Гляди, запомнила… Значит, ее это напрягало. Увлекался я этим делом, признаюсь, но не до такой степени, чтобы работу бросить. Попал в компанию, приходил домой пьяный. Она, конечно, меня муштровала...

Так могла порой приложить, будь здоров! Как даст кулаком по голове — как бы шутя, как бы любя, но звон в ушах стоял долго. Что-то я ей не то сказал, не то сделал — она тут же «бум»! Словом, когда в очередной раз она меня «бумкнула», я отмахнулся и попал ей... по носу! Наверное, я был немножко не в себе, вот и размахнулся не глядя. Да так сильно засадил, что у Аллы потекла кровь, нос опух. Это была трагедия! Я представил ужас Зинаиды Архиповны и ее крик: «Он что, тебя бьет?!», мне стало очень стыдно. И мы вместе начали придумывать легенду для ее родителей. Аллу вдруг осенило: «Скажу, на меня вешалка упала…»

Мы прожили вместе четыре года.

Кристине было два с половиной годика, когда мы развелись. Из-за ребенка нам пришлось оформлять развод через суд. Когда судья нас спросила: «Когда вам удобно разводиться: 7-го или 13 октября?» Я спросил: «А восьмого можно?» — «Можно». — «Вот 8-го и разведите!» В один день — 8 октября — мы поженились и развелись…

Делить нам особо было нечего. Только квартиру пришлось разменять. Алла с Кристиной поехали в однокомнатную, а мне выменяли комнату в коммуналке в Марфино. Я взял только матрас, подушку и телевизор «Горизонт».

Никогда не обращался к Алле за помощью. Помню, один раз позвонил и попросил одолжить денег. Пришла телеграмма из Вильнюса: «Срочно вылетай!»

Я испугался, решил: что-то случилось. Звоню ей: «Ал, помоги, можешь одолжить 50 рублей?» — «Конечно». Я срочно купил билет, рванул в аэропорт. Оказалось, мои друзья так надо мной пошутили. Каюсь, забыл, заболтался, так и не отдал ей тот долг…

Мы с Аллой никогда не делали попыток начать все сначала. Она прекрасно знала, что назад не вернусь. Зачем? Все уже в прошлом… Да и она такая же, как я, — сразу сжигает за собой все мосты…

Наш развод был для меня драмой… Долго от этого отходил. Меня так потрясла ее измена, что я пустился во все тяжкие, стал вести, как говорится, «разнузданный образ жизни». Много пил, на меня даже партнеры стали подозрительно коситься. Алла, узнав о моем фривольном поведении, рассерчала: «Не приходи к нам! Не звони!

Больше Кристину не увидишь!»

Прошло два месяца. Звонок. «Куда пропал?» — недовольный голос Аллы. «Но ты же сама…» Она перебивает: «Дочь надо иногда навещать, она по отцу скучает». Видно, успокоилась, пар выпустила и позвонила…

Конечно, в любом разводе особенно страдают дети. Кристинка еще ничего не понимала, и слава богу! Вот если бы ей было лет семь, проблем было бы больше. А так — всего два с половиной года. Нам хватило мудрости развестись интеллигентно. У Кристины остались и мама, и папа…

Даже когда подросла, она не задавала вопросов, не пыталась докопаться до истины: кто из родителей прав, а кто виноват? Я для нее всегда был просто папа, а остальные мужья Аллы — папа Саша, папа Женя… У нас в семье даже одна Кристинина шутка долго ходила: «Мама, можно я скажу папе Саше, что приходил папа…»

Мы уже вроде и развелись давно, а я все сильнее и сильнее тосковал по дочке.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или