Полная версия сайта

Елена Антоненко. Мой крест... и счастье

Елена Антоненко — актриса фантастической судьбы. Любимая ученица Олега Табакова была отчислена им...

Елена Антоненко и Грэг

На нью-йоркском фестивале познакомилась с Грэгом. Он американец, филолог, из прекрасной семьи, умница, интеллигентнейший человек. Потом были гастроли в Америке. На один из спектаклей моя добрая Роуз приглашает Гарольда Принца! Он известнейший продюсер, величина. Создатель почти всех мюзиклов на Бродвее. Это все равно что в Москве взглянуть на тебя на сцене пришел бы сам Станиславский. Гарольд Принц пригласил меня петь в мюзикле «Призрак Оперы» на Бродвее, подписал письмо на грин-карту, причем с формулировкой «наиболее ценные специалисты, нужные Америке».

Грэг, о котором я рассказала чуть выше, начал за мной ухаживать. Зачем я ему? Он красивый, неженатый. А у меня двое детей, один совсем крошечный, мне уже за тридцать, Грэг тремя годами младше. Но он познакомил со своими родителями. Его мама сказала: «Он полюбил, в нашем доме все разговоры, Лена, только о вас, так что берите детей и переезжайте».

Чтобы вы понимали — в Москве у меня было все хорошо. Сотрудничала со многими, в Театре имени Островского — сейчас это Губернский театр под руководством Сергея Безрукова — даже дали два бенефиса, собрались все посольские работники смотреть мою пьесу по Гаршину. Я беженкой никогда не была и родину не бросала. Ехала на работу — пригласили на Бродвей! А потом вышла за Грэга. Это не было «любовью всей моей жизни». Просто он и его семья окружили меня и моих сыновей такой заботой, как никто и никогда. Мигель и Паша до сих пор говорят, что Грэг — единственный человек, который любил их и меня. Я это осознала и полюбила его всей душой, лишь потеряв. Но об этом позже.

По-английски не говорила совсем, осваивала, что называется, в процессе.

Бродвей — это огромная улица, в каждом здании идет свой мюзикл двадцать — тридцать лет, меняется только состав артистов, причем каждые девять месяцев. Такой порядок — железное правило: ни с кем контракт не продлевают, люди не переживают и заранее ищут себе работу. Я прошла огромнейшую школу, училась петь с большим оркестром. Когда закончился контракт, а с ним и деньги, началась моя «большая американская рапсодия»: я устроилась в ночной клуб петь и разносить завтраки на Уолл-стрит. Не считала это зазорным. Что было еще делать? Это жизнь. Я еще плохо говорила по-английски. Надо было кормить детей, а сидеть на шее у мужа стеснялась. Я была ему благодарна.

Однажды подаю меню и вдруг слышу от посетителя: «Елена, а это ваше резюме?» Клиент оказался соотечественником, узнал. Решила, что с меня хватит — возвращаюсь с детьми в Москву! И вдруг мне звонят из актерского агентства. Приехав в США, оставила там свою анкету и фотографии, ни на что особенно не надеясь. Но мне предложили роль в «Клане Сопрано». Первый блокбастер Америки! А я стала первой русской артисткой, снявшейся в этом сериале. После меня из наших снялись Алла Клюка и Елена Соловей. Позже пригласили в сериал «Улица» Даррена Стара (также автора «Секса в большом городе»), в картины «Хлеб и розы» режиссера Кена Лоуча и «Внизу на Брайтоне».

комментировать

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...

Рейтинги

ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ

  • #
    Не прочитала, а проглотила рассказ. На одном дыхании, что называется. Не часто встречаешь настолько интересные материалы, спасибо автору. К своему стыду, знаю эту актрису только по фильму "нежданно-негадано" и там она великолепна. И судя по всему, талантлива, раз и в Америке не потерялась. По поводу Видова, не соглашусь. Елена пишет, что у него украли двадцать лет творческой жизни. Мне смешно, ведь он же сам украл их у себя, при чем здесь система? Сам рассказывал, как стремился удрать из СССР, и как удрал. Видимо все дело в том, что он, действительно, очень нежно относился к себе и его ожидания не сошлись с реальностью. И система здесь ни при чем.

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение

    Читайте еще