Полная версия сайта

Геннадий Юхтин. По волнам моей памяти

На следующий день вывесили список поступивших. И моя фамилия оказалась в нем последней.

Геннадий Юхтин

Крючкова нигде не оставляли в покое. Со знаменитым актером искали встреч, приглашали на концерты, в гости, на рыбалку. В гостиницу охапками приносили цветы и ящиками выпивку. Он жил один, поэтому часто звал молодых артистов поддержать компанию. Не знаю почему, но надо мной он вроде как взял шефство. Николай Афанасьевич сказал, что в роли Евдокимова начал сниматься его давний знакомый Петр Алейников, но слабость к выпивке подвела актера.

Алкоголь также явился причиной неприятного инцидента, невольным участником которого я стал. Окончание съемок «Чужой родни» праздновали в банкетном зале гостиницы «Европейская». Под финал застолья возник конфликт между Крючковым и одним перебравшим художником. Мне удалось увести Николая Афанасьевича, но он никак не мог остыть.

«Мы с тобой, Генаш, должны выпить, — горячился он. — Хорошо, что ты развел нас. Я бы убил его... Подонок!» И он потянул меня в ресторан на крыше. Я не посмел отказать. Там под стеклянным куполом вовсю шла гульба. Нам организовали отдельный столик, но это не спасло Крючкова от назойливого внимания. Один подвыпивший сел рядом и уставился на кинозвезду. Я вежливо намекнул незваному гостю, что Николай Афанасьевич устал.

— А ты, прихлебала, молчи! — бесцеремонно рявкнул он.

— Прошу не оскорблять моего коллегу. Поглядел и бывай здоров! — раздраженно сказал Крючков.

Но парень как ни в чем не бывало продолжал сидеть и пялить глаза. Сдерживаясь из последних сил, я повторил просьбу и услышал очередное оскорбление. Тормоза отказали, и мой кулак пришелся наглецу аккурат в челюсть. Тот завалился вверх ногами, раздался звон битого стекла. Реакция Крючкова была лаконичной:

— Молодец, Генка, по-нашенски, по-краснопресненски...

Мое внимание приковало красное пятно на скатерти. Только теперь я ощутил, что поранил руку! После выпитого фужера Николай Афанасьевич «отключился», и я прошел всю церемонию унижения в одиночестве. Из милицейского протокола следовало, что «нарушитель (то есть я) выбил потерпевшему три металлических зуба».

Вывод, сделанный начальником отделения, прозвучал как приговор: «Вы, молодой специалист, своим поведением позорите не только наш город, но и всенародно любимого артиста».

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или