Полная версия сайта

Евгений Леонов-Гладышев. Место встречи не меняется

Вася Векшин — исторический персонаж. Был такой оперативник, мне о нем рассказывали Вайнеры.

Евгений Леонов-Гладышев

Вася Векшин — исторический персонаж. Был такой оперативник, мне о нем рассказывали Вайнеры. Закололи его не заточкой, а вязальной спицей. Но для картины это не годилось. Так что меня убивали более заметным реквизитом.

Детство мое было замечательным. Жили мы в самом центре Вильнюса, в роскошном доме для «силовиков». Мой папа Борис Яковлевич был крупным функционером одного из заводов, мама Людмила Дмитриевна работала в военкомате, находившемся в ста метрах от дома. Мы получили это прекрасное жилье, потому что бабушка — Клавдия Семеновна Леонова — служила в СМЕРШе и имела огромное количество боевых наград и орден Ленина, его папа после смерти бабушки подарил краеведческому музею в Перми. Я считаю это неправильным, ведь ордена — семейная реликвия. Но что сделано, то сделано.

В нашей огромной квартире с изразцовыми печами часто собирались соседи смотреть телевизор — они тогда только появились. Мне первому на улице купили трехколесный велосипед. А еще папа однажды привез из командировки настоящее сокровище: огромный детский экскаватор, на котором можно было ездить, нажимая педали, мог им даже копать. Я не жадничал — и наша компания русских и литовских мальчишек с радостью осваивала мои новые игрушки.

Я был абсолютно счастлив и не предполагал, что в жизни случится резкий поворот. Но однажды папа решил переехать в Ленинград (он в юности учился на заочном отделении в ЛИАПе). И наша упорядоченная жизнь рухнула. После светлой ухоженной квартиры мы попали в комнату мрачной коммуналки на Фонтанке. Уже вчетвером: незадолго до отъезда родился мой младший брат Андрюшка. В первый класс я пошел в ленинградскую школу № 206. А родителя захлестнула столичная жизнь, отец полюбил другую женщину и вскоре расстался с мамой.

Со своей новой женой он жил в той же квартире, что и мы, в соседней комнате. Поэтому я даже сначала не понял, что произошло. Папа платил неплохие алименты, Андрюша подрастал, жизнь налаживалась. Единственное, что изменилось, — меня перевели в школу-интернат, а брата — в круглосуточный детсад. Мама просто не успевала работать и заниматься нами. Несмотря на папины деньги, поднимать двоих пацанов было тяжело. Трудилась она на радиоламповом заводе «Светлана». Забегая вперед, скажу — это сильно подорвало ее здоровье. Пары ртути, которыми мама дышала на производстве, в итоге вызвали рак, от него она и сгорела.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или