Полная версия сайта

Евгений Леонов-Гладышев. Место встречи не меняется

Вася Векшин — исторический персонаж. Был такой оперативник, мне о нем рассказывали Вайнеры.

Кадр из фильма «Место встречи изменить нельзя»

Однажды даже видел кумира «живьем». Мы оказались на одном перроне Московского вокзала, оба шли на поезд «Красная стрела». Моя приятельница, ассистент по актерам Света Кундель шепнула: «Пойдем, я вас познакомлю». Подошли.

— Здравствуйте, Евгений Павлович, — от смущения едва выдавил я из себя. Мне было двадцать шесть лет. Леонов посмотрел на меня:

— Здравствуйте, видел вас на экране, знаю...

Махнул рукой и пошел к своему вагону. Хорошо помню, как проводники, завидев его, вытянулись в струнку, будто это был генерал или маршал. Мой кумир выглядел очень добрым и усталым человеком.

О нем я через много лет сделал передачу на Пятом канале. Моя программа называлась «Сталкер». (Потом ее переименовали в «Простые истории».) Это были не интервью, а что-то вроде документальных фильмов о судьбах актеров. Работы было столько, что дома я лишь ночевал. Но про каких артистов рассказывал! Павла Кадочникова, Петра Вельяминова, Сергея Филиппова и многих других из старой гвардии. К слову — это я первым обнародовал, что дядя Петя Вельяминов — потомственный дворянин и что он десять лет провел в лагерях. А дяде Сереже Филиппову мы в знак памяти поставили на могиле бронзовый бюст весом в тридцать шесть килограммов. Его потом украли, мы развернули целую кампанию по поиску, об этом писали в газетах, и через два месяца бюст подбросили обратно — я нашел его в кустах.

Когда из Америки прилетел сын Филиппова, высказал ему по полной программе:

— Что ж ты на похороны отца не приехал?!

— Я не знал.

— Да брось ты, не знал! В России что-то произошло — на Брайтоне через два часа в курсе!

Отдал ему архив отца, бюст и гипсовую копию бюста.

— Архив твой, ты сын, а бюст установи снова, пожалуйста.

...Ну а если вернуться в годы молодости, был в моей жизни еще один грандиозный фильм — «Сибириада» Андрея Кончаловского. Помню, как приехал на «Мосфильм», где проходили кинопробы, и увидел в кабинете у Андрона огромное количество черно-белых фотографий хроники. На них — война во Вьетнаме. Самым щемящим был кадр, на котором мертвый американский солдат лежал, засыпанный стреляными гильзами. Такую мизансцену мы потом использовали в «Сибириаде».

На кинопробы я приехал в белой рубашке, в костюме, при галстуке — как идиот. Лена Коренева, с которой в паре мы должны были играть, схватила меня за галстук и закатила глаза: «С ума сошел? Сними «гаврилку»!»

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или