Полная версия сайта

Евгений Леонов-Гладышев. Место встречи не меняется

Вася Векшин — исторический персонаж. Был такой оперативник, мне о нем рассказывали Вайнеры.

Евгений Леонов-Гладышев, Людмила Фирсова, Владимир Артемов и Елена Васильева

Я никогда не видел Володю пьяным. На съемках Высоцкий находился в глухой завязке и работал как зверь. Он всегда был безукоризненно и модно одет: джинсы, кожаная куртка. От него пахло дорогим парфюмом. Единственная зависимость, от которой «Жеглов» не мог избавиться, — курение. В коридоре павильона поставили для окурков ведро с водой, туда Высоцкий выходил в перерывах. И даже пожарник дядя Миша ничего не мог сделать с этим. Махнул рукой.

Меня поразило, как Высоцкий подготовился к роли. В то время, о котором идет речь в фильме, Володя был совсем маленьким. То есть знать и помнить детали не мог. Но он досконально изучил послевоенную эпоху. Знал, что тогда все курили «Герцеговину Флор», потому что эту марку любил Сталин. Знал, какие платья, чулочки женщины носили, какие прически. Как сидели в ресторанах, что заказывали, как ухаживали, как танцевали. Сейчас ведь что показывают — правой рукой мужчина женщину за спину облапит и они кружатся под музыку. А на самом деле после войны к спине дамы прикасались лишь большим и указательным пальцем, а мизинец оттопыривали. Между ладонями мужчины и женщины клали платочек — вдруг они вспотеют. Все это Высоцкий рассказывал мне.

Конечно, вся массовка на него постоянно глазела, старалась сфотографироваться, пожать руку, автограф взять. Он от этого дико уставал. Но одесситам не отказывал. Я тоже считаю, что автографы — часть работы артиста.

И вот — моего Васю Векшина уже зарезали на Чистых прудах, а в картине «Забудьте слово «смерть» я все еще снимался. Поэтому приходил на площадку «Места встречи» и смотрел, как люди работают. У Высоцкого текст отлетал от зубов. А ведь у Жеглова были огромные монологи и заковыристые названия типа Пятый Кривоколенный переулок в речи. Как он запоминал такие объемы текста при подобной нагрузке — не знаю. Съемочный день двенадцать часов, назавтра такой же. Он ночи не спал, учил, думал. Многое привнес в образ сам, например коронный жест Жеглова пальцем вниз: «Вор должен сидеть в тюрьме!» За ним чувствовалась вся мощь персонажа.

Поразил меня и Александр Белявский — Фокс. Бандитов у нас в кино тогда изображали тупыми упырями, и было сразу понятно, чем кончится действие, — «наши взяли водокачку». А у Белявского персонаж получился хитрым, обаятельным, не лишенным таланта. До съемок мы не были знакомы, а сблизились уже на другой картине — «Секунда на подвиг», снимавшейся в Пхеньяне. Это очень интересный фильм с историческим сюжетом. О том, как наш лейтенант Яков Новиченко на митинге в 1946 году в Корее спас Ким Ир Сена, поймав брошенную из толпы гранату и накрыв ее собой. Удивительно, но он выжил. Помогла книга в толстой обложке, которую Новиченко засунул под шинель. Он потерял правую руку и ослеп на один глаз.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или