Полная версия сайта

Мария Луговая. С характером

После выхода «Мурки» меня как будто открыли заново. Журналисты и зрители стали проявлять повышенный...

Мария Луговая

После выхода «Мурки» меня как будто открыли заново. Журналисты и зрители стали проявлять повышенный интерес. Многие говорили: «Повезло девочке, такой успех!» Элемент везения в моей истории, конечно, присутствует, но к успеху я шла довольно долго...

Если учесть, что сниматься начала на первом курсе театрального института, то моей карьере уже тринадцать лет. И сейчас для меня это не первый, а скорее новый взлет популярности. Нечто подобное уже происходило восемь лет назад, когда по телевизору шел сериал «Рыжая». Тогда меня тоже немного задевали восторги публики, ведь и до «Рыжей» хватало достойных работ.

Наверное, «вдруг» ничего не бывает. И я не хотела бы, чтобы работа в «Мурке» обнулила то, что делала до и после. Для меня ведь этот сериал уже в прошлом. Съемки проходили два с лишним года назад — осенью 2014-го и в начале зимы 2015-го, и после этого я сыграла несколько ролей, на мой взгляд, не менее интересных, чем Маруся Климова. Стараюсь расти, учиться чему-то новому. А у нас любят налепить ярлык на артиста — все, теперь он будет только таким!

Я знаю, что некоторые ругали мою Мурку и вообще наш фильм, но отзывы не читала. Меня этому научили давно, когда еще работала в Питере в Александринском театре. В коридоре был специальный стенд, на который вешали вырезки из газет. Однажды выпустили новый спектакль, и я стала просматривать прессу. Мимо проходил замечательный Виктор Федорович Смирнов, народный артист России. Посмотрел на меня и сказал: «Машунь, дам тебе один совет — никогда ничего не читай! Ты и без критиков знаешь, где сыграла хорошо, а где не очень. Прочитаешь ругательную статью и будешь переживать, а ведь тебе еще работать в этом спектакле». Я взяла это на вооружение. Сначала, конечно, расстраивалась, когда читала рецензии. Ты же всегда стараешься, выкладываешься по максимуму, а потом какой-нибудь «знаток» смотрит твою работу и говорит: «Да какая это Мурка?!» Хотя кто знает, какой она была? О Мурке почти ничего не известно. Это скорее фольклорный персонаж.

Для некоторых почему-то стало неожиданностью, что я сыграла эту роль, хотя в моей актерской биографии это не первая женщина с характером. Например Гедда Габлер в драме Ибсена (постановка Камы Гинкаса), за которую даже номинировали на «Золотую маску». Или Бьянка в шекспировском «Укрощении строптивой». Она всем представляется ангелом, а на поверку оказывается той еще штучкой! В «Александринке» играла практически только отрицательных персонажей. В кино чаще поручали лирических героинь, видимо, в силу внешних данных, хотя голос выдавал с детства — он у меня достаточно низкий.

Играть на контрасте внешних и внутренних данных всегда интересно. Внешность вообще обманчива. Смотришь на какую-нибудь кошечку — такая милая, а она как укусит за ногу! Недавно подумала, что сюжет «Мурки» чем-то напоминает историю киплинговского Рикки-Тикки-Тави, маленького и храброго мангуста, сражавшегося с ядовитыми змеями. Маленький-то он маленький, но лучше его не злить! Мне тоже присущи определенная смелость и склонность к риску, как и Мурке.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или