Полная версия сайта

Мария Луговая. С характером

После выхода «Мурки» меня как будто открыли заново. Журналисты и зрители стали проявлять повышенный...

Мария Луговая

— Вы откуда такая?

— Из Питера.

Я пробовалась одной из последних, и меня взяли. Видимо, неплохо показала, как буду играть слепую. В принципе, это не так сложно. В академии нас учили, что любой персонаж представляет собой набор предлагаемых обстоятельств. Важно правильно их для себя обозначить. Я знала, что когда одно из чувств у человека отключается, активизируются все остальные. Поэтому играя слепую, активизировала слух. Если кто-то входил в комнату, поворачивалась к нему ухом. Когда сама двигалась, пыталась найти руками ориентиры, то есть включала осязание.

Играя Мурку, я тоже искала ее обстоятельства. Например, она выросла на войне. Война — это как минимум грязь, вши, крысы и общение с грубыми мужиками. И моя Мурка, словно Маугли в джунглях, переняла повадки среды, стала грубоватой, неженственной. Все это я «надела» на себя как костюм, и организм начал существовать по другим законам.

У меня в жизни много смешных совпадений — например в школе звали Рыжей. От природы волосы русые, но в девятом классе я покрасила их в золотой цвет, и ко мне приклеилось это словечко. Мама с детства называла меня Муркой. Это довольно распространенное домашнее прозвище многих девочек по имени Маша. Мы шутим, что в этом есть какая-то мистика!

После «Рыжей» вернулась в Питер. Продолжила работать в театре, но сниматься постоянно ездила в Москву. И только когда перебралась в столицу, появились съемки в родном городе. Пришлось теперь туда ездить! У этой жизни определенно есть чувство юмора!

В принципе, все складывалось замечательно. Но однажды я почувствовала, что настало время изменить свою жизнь. До этого на протяжении многих лет профессия была для меня буквально религией. Кроме работы я ничего не видела, не знала. Меня это не тяготило, я трудилась с удовольствием и радостью и воспринимала отпуска и выходные как передышку, некую паузу перед новым творческим приключением. А в двадцать пять лет словно прозвенел звонок, я подумала: «Стоп, а когда я вообще отдыхала? Гуляла? Разговаривала не только о работе? И вообще — где Я, а не мои персонажи?» Начался поиск себя. Видимо, просто повзрослела. Созрела. Пришло время что-то менять, хотя в двадцать пять это уже достаточно поздно и страшно.

Наверное, звучит смешно: как это может быть поздно в двадцать пять лет? Но у меня все началось в шестнадцать, я уже девять лет занималась актерской профессией, жила самостоятельно, внешне моя жизнь была хорошо налажена. Хотя если честно, даже сейчас трудно все сформулировать, привести к единому знаменателю. Я ведь еще чувствовала и банальную усталость от того образа жизни, который приходилось вести. На протяжении двух лет все время ездила из Питера в Москву и обратно, фактически жила в поездах. А для меня очень важен дом. Это мое место силы. К тому времени уже купила квартиру в Петербурге, но практически там не бывала — забегала на несколько часов, принимала душ и спешила на спектакль, а потом на поезд, чтобы ехать обратно. Я шутила, что живу не в Москве и не в Питере, а где-то между — видимо в Бологом. И в этой шутке была значительная доля правды, причем достаточно горькой. Мне хотелось вить свое гнездо. Но как, если ты все время находишься в дороге?

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или