Полная версия сайта

Татьяна Запашная. О цирке, своих и чужих

Жена легендарного дрессировщика Вальтера Запашного рассказывает о страстях, кипевших в знаменитой цирковой династии, ее трагедиях и тайнах.

Эдгард, Вальтер, Татьяна и Аскольд Запашные

Выйдя в запас, он тоже приехал к нам. С зятем у папы были своеобразные отношения. Он принял Вальтера и никогда с ним не конфликтовал, но иногда посматривал как-то настороженно. Вообще отец был немногословным, спокойным и рассудительным человеком. Тем удивительнее то, что с ним произошло.

Это было на гастролях в Самаре. В тот роковой день мы с Вальтером уехали в Москву на примерку костюмов, а отец выпил с работниками цирка и, видимо, решил покрасоваться: смотрите, я такой же крутой, как зять, тигров не боюсь. Сунул руку в клетку — погладить, не понимая, что не всех животных можно трогать. В группе хищников обычно только один ручной. Тигры накинулись на него и оторвали руку. Через несколько часов отец умер в больнице. Так и похоронили без руки. Я не застала его в живых, мы с Вальтером не успели прилететь, и не пошла хоронить. Не могла видеть!

Было странное ощущение, что отец меня бросил. Я его так любила! Была настоящей папиной дочкой! А он вдруг взял и ушел! Почему? Кто дал ему право так рано уйти из жизни?! И как?! Глупее смерти придумать было нельзя, все равно что очертя голову броситься под машину — авось не задавит. Животных я ни в чем не винила. Тигр есть тигр, он действует по велению инстинкта — убить добычу и съесть. А на папу как будто нашло какое-то затмение...

Вальтер был намного старше, опытнее и в каком-то смысле заменил мне отца. Я и называла его Батей, Батянечкой. А он меня Танечкой, Танюшечкой, Лапулей. Но только вне цирка. Там вся нежность Вальтера куда-то пропадала. Иногда казалось, что у него раздвоение личности. На работе муж был жестким, грубым, но как только переступал порог дома, становился другим — добрым, покладистым. Как будто в цирке находился в состоянии войны, в постоянной готовности отражать удары. Поэтому не щадил даже меня.

Обидно было до слез. Я спрашивала:

— Вальтер, зачем ты так?

— Девочка моя, а что я тебе плохого сказал?

— Да как только не называл! Самыми последними словами!

— Я?! Ты чего придумала?

— Мне записывать, что ли? Спроси у людей, если не веришь, многие слышали!

— Танечка, я никогда такого не говорил!

Складывалось впечатление, что он действительно ничего не помнит. Первое время была в шоке. Потом привыкла. Ладно, пусть будет так: на работе Вальтер один человек, дома — другой.

Самыми счастливыми деньками у нас в семье были праздники — Новый год, дни рождения, особенно сыновей. Вальтер всегда готовился заранее, он любил покупать подарки. Сначала скромные, потом, когда появились средства, просто шикарные: мне подарил золотой браслет с бриллиантами, серьги. На двадцатилетие совместной жизни я получила от него дорогущую норковую шубу в пол. Тогда как раз вернулись из Японии. Вальтер безумно меня любил!

Время шло. Мы с мужем, как говорят в цирке, «работали» клетку, а Эдгард и Аскольд занимались лошадьми и обезьянами. У них были два собственных номера. Однажды с Вальтером случилась беда — из-за старых травм возникла необходимость замены тазобедренного сустава. Сделали операцию, но после нее требовалась длительная реабилитация. Я поняла, что муж еще долго будет не в состоянии не только выступать на манеже, но и ходить, надо вводить в работу с тиграми и львами сыновей. До этого они уже помогали и в клетку входили вместе с отцом, но тигров не знали.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или