Полная версия сайта

Алексей Симонов: «Мое ощущение гостя в жизни отца осталось надолго»

Серова села на кровать и вдруг начала говорить, что ни в чем перед моей мамой не виновата...

Алексей Симонов

От неожиданности я растерялся. Засуетился и — нет чтобы проводить! — просто дал адрес Гали. Оля поблагодарила и убежала. И я понял, что это был знак Судьбы. Слышал, что с ней был близко знаком один из моих приятелей, Симон Маркиш, и тут же позвонил ему:

— Сима, я дозрел! Знакомь меня с Бган!

Он был в курсе моей истории:

— Ну ладно, о чем разговор. Скоро у Оли день рождения, я спрошу ее, можно ли тебя привести».

Оля, видимо, разрешила, и Сима взял меня с собой. В ноябре ей исполнялся тридцатник, я был младше на три года.

Бган жила прямо за американским посольством в знаменитом доме Гинзбурга — образце архитектуры конца двадцатых годов, уже превращавшемся в развалюху. У нее была странная двухэтажная квартира в тридцать метров, состоящая из двух комнаток. На верхнем этаже от комнаты был отделен закуток, в котором стояли двухконфорочная плита и сидячая ванна. И вот в этой квартирке собралась большая компания праздновать Олин юбилей. Андрей Тарковский, который был дружен с Олей, притащил ящик пива. В 1966-м это было круто!

В Ольге был природный демократизм, она любила его подчеркивать. Бган не делала разницы между известным человеком и простым дворником. У нее бывало огромное число друзей, которых она любила. В ее компанию с охотой приходили режиссер Тарковский, художник Игин, писатель Маркиш. Среди этих интеллектуалов совершенно органично себя чувствовала ее старшая сестра Эра — замечательная тетка, водитель огромного грузовика. Олино присутствие снимало противоречия любой, даже самой разношерстной компании.

комментировать

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...

Рейтинги

ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ

  • #
    Замечательное интервью! Спасибо огромное!
  • Эл

    #
    спасибо за рассказ
  • mereandra

    #
    Да, есть над чем подумать... Конечно, и это естественно, как бы то ни было, герой всю жизнь, прямо или косвенно, был под сенью знаменитого отца, оттого и нужные связи для карьеры и блестящие женщины рядом, все само собой разумеющееся в такой ситуации, и жизнь вроде удалась. Естественно, мальчик оказался похитрее и попроворнее пасынка Толи, он нашел, как извлечь пользу даже из такого положения - сына брошенной(оставленной) женщины, оставленной писателем, а позднее, кумиром миллионов. Надо думать, и кровные узы с отцом тоже сыграли немоловажную роль в их отношениях. Он рос, взрослел в присутствии мощного творческого авторитета, живого отца. Это многое дает, как и учит особой ответственности. Молодец, что тут скажешь. Это суровая жизнь, выживает умнейший, сильнейший.

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение



    Войти как пользователь

    Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
    или