Полная версия сайта

Сестра Бориса Хмельницкого: «Долгие годы Боря узнавал о сыне через третьих лиц»

Сестра Бориса Хмельницкого Луиза рассказывает о своем брате, потерявшем любовь, преданном учителем и друзьями.

Борис и Луиза Хмельницкие

Мне кажется, чувство к Вертинской осталось с ним на всю жизнь. Даша была уже взрослой, когда я спросила Борю: «Признайся, ты по-прежнему любишь Марианну?» Он улыбнулся: «Да нет». Однако по его тону поняла, что это не так…

Борю отпевали в храме подворья Троице-Сергиевой лавры. Во время панихиды кто-то взял меня за руку. Повернула голову: отец Алексей (Кузнецов) из церкви на Таганке. Приехал проститься, хотя виделся с Борей всего один раз — десять лет назад...

Никогда не забуду, как тогда в час ночи раздался телефонный звонок: — Луиза, это отец Алексей.

Простите, что тревожу в столь позднее время, но других вариантов у меня нет. У машины заглох двигатель, а я с маленьким ребенком. Сказать точно, где нахожусь, не могу — предполагаю, до Москвы километров семьдесят — восемьдесят.

— Я вас найти не смогу, но сейчас позвоню Бобику. На каком вы шоссе?

Набрала Боре, он даже не дал договорить: «Лузочка, не волнуйся — все понял. Уже выезжаю!»

Отыскав машину отца Алексея на темной дороге, он на буксире доставил батюшку с малышом до подъезда. Из сотен прихожан отец Алексей выбрал нас, уверенный, что мы поможем. Помогать, защищать, постоянно делать что-то для других было у брата в крови.

Тем больнее вспоминать наш разговор, случившийся за год до его ухода.

Обнаружив в одном из журналов тест, ответила на вопросы и за себя, и за Борю. Сделать это было нетрудно: нам всегда нравились одни и те же музыка, живопись, книги, еда. Знакомые поражались: «Даже у близнецов такого единодушия не бывает!»

Когда Боря, как обычно, приехал вечером, протянула ему журнал:

— Посмотри: я правильно ответила?

— «Три деятеля русской культуры, которые сформировали вас как личность... Есенин, Рахманинов, Высоцкий», — прочел Боря и поднял на меня изумленные глаза: — Ты что, читала интервью, которое я дал неделю назад?

Наша семья: мама Зинаида Ивановна, папа Алексей Григорьевич, я и Боря

Оно уже опубликовано?

— Даже не видела его.

— Но я назвал именно эти фамилии! Да... Верно... Так и есть... — читая дальше, Боря кивал головой. Но неожиданно помрачнел: — Все правильно, кроме одного...

Заглянув через его плечо, увидела, что Боря зачеркивает мое «Да» рядом с вопросом «Верите ли вы в дружбу?» и крупно пишет: «Дружбы нет».

— Как?!

— Если бы ты знала, какие удары я получаю чуть ли не каждый день. Дружбы в мире нет. Есть только любовь.

Стало больно за брата до слез, и у Бори увлажнились глаза.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или