Полная версия сайта

Ольга Павловец: «Рядом с мужем я чувствовала себя законченной старухой»

Актриса Ольга Павловец рассказывает о своей семье, любви и о том, где берутся силы жить после трагедии.

Он внимательно изучил эти доказательства первых невинных влюбленностей в прекрасных блондинов с голубыми глазами и на роликах. А потом устроил такую сцену ревности, что я в сердцах и отчаянии схватила ведро с водой и, выплеснув на афиши, начала их сдирать. Выпутываться из этого омута стала только после того, как он сам позволил мне отдалиться: то ли пресытился молодой кровью, то ли пожалел обманутую жену, а может, и меня. В любом случае хорошо, что это прекратилось.

Часто вспоминаю завет дедушки. Незадолго до смерти он усадил меня на диванчик, взял за руку, внимательно посмотрел в глаза и сказал: «Оленька, учись владеть своими страстями».

Сейчас понимаю, страсть — разрушительна, она никогда не заменит человеку семью и дом, где ему спокойно и комфортно. Я обрела такое место, и мой ребенок растет, окруженный любовью и радостью, в здоровой атмосфере.

Ваня прав, я не могу жить без любимой работы. Когда ее нет — вяну, впадаю в депрессию, начинаю думать о смене профессии, терзаю своим занудством близких. Но едва появляется плотный съемочный график, энергия так и бьет ключом, вырастают крылья и все вокруг становится голубым и зеленым.

Нет ничего ужаснее тягомотного ожидания новых ролей, переменчивых настроений продюсеров, вялых обещаний: «Будем надеяться и верить, что вас возьмут в картину». Совсем другое дело, когда звонят с киностудий: «Оля! Срочно! Завтра вылетай.

С Аней Ковальчук в сериале «Тайны следствия»

Мы очень хотим, чтобы ты снималась!» Вот это четкое и ясное «Ты нам нужна!» — обожаю! Но окрыленность востребованностью не может длиться бесконечно, случаются разочарования, слезы, неудачные пробы, отчаяние, страх, что не будет работы. Я — обычная актриса, за мной не стоит никакой «личный меценат». Не вожу специальной дружбы с продюсерами, не пьянствую и не сплю с режиссерами, с влиятельными представителями телеканалов, не люблю ходить на тусовки и ток-шоу, чтобы праздно «светить» лицом. И если меня утверждают, то без всякой протекции, по счастливому стечению обстоятельств и бескорыстной заинтересованности в моей персоне.

Так унизительны бывают порой кастинги! Три года назад позвонили с Киностудии имени Горького: «Ольга, приезжайте, для вас есть интересная работа».

Захожу в кабинет режиссера, он увидел меня и как заорет ассистентке: «Ты кого, вообще, привела? Это кто?!» — та смутилась, видимо, не ожидала такой реакции. Читаю сцену, а режиссер не слушает, смотрит на меня в упор и смеется. Не знаю, почему он так потешался, была в недоумении. Кастинг закончился, я вышла в коридор, вдруг слышу за спиной голос ассистентки: «Ольга! Вы там? Откройте нам дверь, она захлопнулась, а ключ остался снаружи». У меня возникло мстительное желание тихонько уйти — пусть посидят взаперти, но я не посмела и слабовольно выпустила ни в чем не повинную ассистентку и странного режиссера.

Или другой случай. В течение долгого времени я снималась только в одной кинокомпании, отработала несколько больших проектов. Однажды на площадку приехал продюсер канала: «Ольга, я надеюсь, вы и впредь будете к нам благосклонны.

Скоро у нас начнется проект, вы нам очень нужны». Я благодарно кивнула.

Прошел месяц, ничего не происходит. Я отказалась от главной роли в сериале «Воронины» — не хотела подвести любимых работодателей. Наконец звонят:

— Олечка, готовы к запуску, пожалуйста, не соглашайся на другие предложения, у тебя будет сложный график работы.

— Хорошо, поняла, присылайте материал.

И опять тишина. Звоню сама:

— Вы куда пропали?

— Ой, Олечка, у нас поменялось руководство канала. К сожалению (но это не наша вина, сама понимаешь, мы тебя очень любим!), главная продюсерша сказала: «Кого вы тут наутверждали? Эти артисты мне не нравятся, давайте делать перекастинг!»

Да, киношно-театральный мир жесток и изменчив. Все, кто причастен к нему, так или иначе от кого-то зависят, поэтому обещания часто нарушаются и слово, данное тебе, ничего не значит. Люди на съемочных площадках, особенно на долгоиграющих проектах, поддаются иллюзорным ощущениям «дружбы навсегда» и «любви до гроба», но, как правило, с концом работы эти чувства улетучиваются, начинаются новые проекты, другие встречи.

К счастью, у меня всегда много предложений. Я снялась почти в пятидесяти проектах. Сейчас играю в сериале «Ленинград 46» — интересную и сложную роль девушки-инвалида, которой во время войны ампутировали ногу.

Вокруг меня много людей, с которыми мне спокойно и интересно.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или