Полная версия сайта

Ольга Павловец: «Рядом с мужем я чувствовала себя законченной старухой»

Актриса Ольга Павловец рассказывает о своей семье, любви и о том, где берутся силы жить после трагедии.

Так унизительны бывают порой кастинги! Захожу в кабинет режиссера, он увидел меня и как заорет ассистентке: «Ты кого, вообще, привела?!»

Мужчины мне никогда не «прислуживали», друзья не были обременены многочисленными просьбами, я лучше сама все сделаю: и сантехника вызову, и в чистку забегу. Для меня не проблема встать в семь утра, чтобы отвести ребенка в сад, потом заехать на очередные пробы, в Сбербанк — оплатить счета, снова на пробы, потом в магазин за продуктами, приготовить обед, забрать ребенка из детского сада, накормить, помыть, почитать книжку, полежать с ним чуть-чуть перед сном.

Я сама придумываю, куда можно поехать отдыхать, какое кино посмотреть, где вечером поужинать. Мне нравится такая деятельная жизнь, когда много планов, когда надо сделать это, это и еще это. Конечно, хочется, чтобы мужчина рядом не сильно привыкал к моим многочисленным «могу», сам тоже проявлял больше внимания и инициативы в вопросах обеспечения семейного благополучия, но, видимо, для этого женщине стоит ослабить вожжи и уступить ему место управления, а я не уверена, что тогда будет так, как мне хочется.

Мы с Ваней — нормальные люди, поэтому и у нас, как у всех, случаются бои местного значения.

Но происходит это исключительно во время затяжных перерывов в моей работе. Из-за недостатка эмоций и смены впечатлений я начинаю отыгрываться на Иване, меня так и тянет устроить скандал, а причину всегда легко придумать. Тем более что женская ревность никогда не дремлет.

К примеру, чудится мне, что у Вани на стороне (в театре, на съемочной площадке, в колледже Олега Табакова, да и не важно где) — целый гарем.

Что это дома он такой положительный, а на самом деле — любовный монстр. И тогда я начинаю превращаться в «Ольгу-мегамозг». Меня победно лихорадит, когда я все ближе и ближе подбираюсь к сборке пазла из своих чудовищных подозрений. Вечером уставший Ваня приходит домой, а я уже в полной боевой готовности, вооружена неопровержимыми уликами.

— Ваня! Мне кажется, что...

Но Иван Валентинович — умелый сапер.

— Оленька, — с улыбкой говорит он, — проверочное слово в этом предложении — «кажется». Завтра, когда ты начнешь сниматься, тебе уже ничего казаться не будет.

И верно. У меня начинается новая работа, и пазлы неопровержимых шибановских преступлений распадаются на совершенно безобидные жизненные ситуации.

Максим Аверин, Александр Сирин и я в сериале «Склифосовский»

Как все-таки хорошо, что Ваня не воспринимает всерьез мои закидоны!

У меня уже были очень эмоциональные отношения с мужчиной, и ничего хорошего из этого не вышло. На втором курсе института я попала в плен чувств к человеку, который был старше на двадцать пять лет. Он писал мне стихи, восхищал разговорами об искусстве, литературе — это было похоже на лекции в любовном дурмане. Мой гуру был женат и в начале нашего романа говорил, что разведется, и я верила ему, что свойственно юному возрасту.

А еще он был патологически ревнив. Летом приехал в Астрахань, пришел к нам домой и увидел, что на стенах моей девичьей комнатки вместо обоев наклеены афиши из разных спектаклей, на которых мы с подружкой Светой в девичестве писали стишки и всякие заметки.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или