Полная версия сайта

Ольга Шукшина: «Ах, если бы отец был жив! Ничего подобного с нами бы не случилось»

Дочь писателя и кинорежиссера Василия Шукшина Ольга рассказывает о конфликте с матерью Лидией Федосеевой-Шукшиной и старшей сестрой Марией.

Не нужны мне фальшивые вершины «элитного» киномира. Мне — не туда. Мне — вслед за отцом с его русской деревней, любовью и болью за народ

Потом была моя американская сага. Возвратившись, не помня себя после холодного маминого приема, уставшая, зареванная, оказалась в общежитии на пороге комнаты Павла. Он посмотрел в мои отчаявшиеся глаза и произнес два слова: «Иди поспи». Легла на его кровать и — провалилась. Удовлетворяя естественное любопытство, скажу, что близких отношений у нас не было и в помине еще долго, года три-четыре.

Затем сбежала из дома на дачу, которую дали папе от Союза писателей. Она на Истре, под Новым Иерусалимом. Жила в уединении, Павел приезжал ко мне, иногда я — к нему. Постепенно он заполнил собой каждую мою клеточку, не было роднее человека. И близость между нами случилась. Хотя Павел только принимал мою любовь, а я, несмотря на то, что уже знала об оставленных им женщинах с детьми, очень хотела ребенка именно от него.

Свой духовный путь я только начинала, а потому греха в этом не видела и о неизбежных последствиях для ребенка, рожденного в блуде, думать не думала. За что по сей день и расплачиваюсь: у нашего сына очень слабое здоровье.

Я родила себе любимого мужчину в миниатюре, с теми же густыми ресницами и музыкальными пальцами. Все силы душевные, которые отдавала его отцу, смогла перенести на сына. Появление на свет Васи ощущалось мной как чудо. Тут и мама, летящая по коридору роддома на крыльях любви, и улыбающаяся Маша, стучащая с улицы мне в окошко, ее в палату не пустили. Казалось, все теперь будет иначе, по-новому.

И моя жизнь действительно круто изменилась. Истинно в Евангелии сказано: «Женщина спасается чадородием». Много смыслов в этой фразе.

И я реально спасалась. Еще во время беременности я бросила курить и, конечно, полностью отказалась от алкоголя. Нужно было заботиться о малыше: стирать, гладить, готовить, за детским питанием бегать. Хорошо еще, материально не нуждалась: отцовские деньги шли от переизданий книг, от проката фильмов, Машка что-то подбрасывала, мама не оставляла. Да и много ли дачной затворнице надо, пусть и вдвоем с ребенком? За четыре года Павел наведывался к нам пару раз, обнимет сына и уезжает, а вскоре и вовсе пропал. Забегая вперед, скажу: мы не виделись четырнадцать лет.

В какой-то момент нам с сыном пришлось переехать в Петербург — надо было решить возникшие с бабушкиной коммуналкой проблемы. Мама в свое время меня туда прописала, чтобы не потерять жилплощадь после смерти бабы Зины.

Мне удалось выменять маленькую квартирку в том же районе у Казанского собора, для мамы это было важно — в память о бабушке, о детстве, проведенном в тех местах. Занималась ремонтом нового жилища, мама присылала деньги. Поначалу блага большого города даже радовали: театр, кино, катки, супермаркеты. Но в сыром питерском климате и я, и ребенок постоянно болели. Врач развела руками: «Вам нужно в Крым».

Сообщила об этом маме. «Вот тебе телефон отца Никона из Николо-Шартомского монастыря в Ивановской области, — сказала она, — у них в Севастополе есть свое подворье». И с благословения архимандрита Никона мы с Васей лето пожили в Крыму, набрались силенок. Там началось мое подлинное воцерковление. Потом приехали к отцу Никону в Ивановскую область, он предложил съездить посмотреть монастырский приют для мальчиков.

Там нас встретил молодой священник, Ваську сразу обнял, на колени себе посадил. Как раз колокольчик зазвонил к обеду, мимо нас мальчишки гурьбой побежали. И Вася прямо сорвался с рук — вслед за ними. Поняла: здесь его место. Он без отца, без мужской руки растет, а тут будет под покровом любви и заботы сразу нескольких отцов Церкви — и слава богу!

Я поселилась в вагончике при монастыре вместе с другими мамашами, чтобы, как и они, иметь возможность иногда видеть сына. Помогала на кухне, мыла коридоры, туалеты, тело к вечеру ломило от усталости. Но в отличие от американского опыта работа грязной не казалась, радость монастырского послушания трудно объяснить тому, кто не испытал сам. Так же, как и то, что простая пшенка с луком в трапезной вкуснее любых деликатесов.

Потому что все в обители творится под покровом благодати монашеской молитвы. Здесь узнала я настоящих русских людей и настоящую Россию.

И когда осознала, что это и есть моя жизнь, что тут мы не на месяц, не на год, предложила маме продать питерскую квартиру. Невозможно же вечно ютиться в деревянном вагончике с туалетом на улице, Васька подрастает, надо покупать жилье рядом. «Нет-нет, умоляю, не продавай, это же якорь единственный, который нас связывает с Ленинградом, я вам помогу», — сказала мама и купила нам маленькую келейку из двух комнат в старом домике в центре Шуи, а потом и квартиру в Сергиевом Посаде. Питерскую квартиру сдали — деньги небольшие, но нам много не надо. Так мы и прожили четырнадцать лет.

комментировать

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...

Рейтинги

ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ

  • #
    Я ЧТО - ТО НЕ ПРОЧЛА ГДЕ ОНА РАБОТАЕТ? ИЛИ РАБОТАЛА??

  • #
    <<> Несколько раз бросала и снова возвращалась. Ольга, я думаю раз Вы решили публично все озвучить, то наверно читаете и комментарии. "Не суди да не судима будешь". Я так и не поняла - это покаяние? Тогда почему столько осуждения и грязи? Это ответный удар за сына? Тогда у Вас ничего не получилось, как бы Вы не пытались осудить маму, она всегда с Вами была и решала Ваши проблемы. Среди всего этого, я не увидела, а вы то маме где, в чем, когда помогли, порадовали? Почему Вы считаете что все должны Вам? Письмо похоже на письмо ребенка подросткового возраста. Недолюбленного и обиженного на весь свет. Мне 48 и мне не падают 84 тысячи на книжку просто так, и не дарили мне квартиры да много чего не было... И у мамы было куча проблем и дел. Но МАМА - это свято. Для любой мамы самое важное, чтоб у детей все было хорошо. Но разве можно к Маме посылать сына с друзьями? Вы Что? В этом возрасте надо маме помогать. Вы все время говорите о церкви. Но как это наигранно. Да и фото - не доброта на них, а надменность и холод. Не надо трясти отца и волновать маму. Они этого не заслужили.>> Я удивляюсь,как некоторые граждане невнимательно читают статью. И видят только то,что хотят видеть. Написано же,что Лидия Федосеева-Шукшина сама пригласила внука в квартиру пожить. Что значит посылать? Внуки ходят к бабушке,живут иногда у нее некоторое время-это нормально. Возможно весьма,что друзья внука вели себя нехорошо. Но дело-ли это мужа ее внучки Анны? Он-то там вообще с какого боку,простите? И уж про то,что он сказал,что подкинет Васе наркоту и посадит его-вообще за гранью. Я лично это осуждаю! Это бабушка должна была сказать,что друзья внука не угодны в квартире,а не чужой парень,хоть он и муж внучки,да еще с угрозами. Это за гранью и гадко.

  • #
    Какая омерзительная статья. Никакой благодарности матери, а ведь мама далеко не юная дама сама нуждается во внимании и уходе. Дочка является примером того как жить нельзя сама себе жизнь сломала и винит всех подряд только не сябя. Боже упаси иметь такую дочь.

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение



    Войти как пользователь

    Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
    или