Полная версия сайта

Вячеслав Фетисов: «Слово «люблю» от меня слышали лишь три женщины на свете»

Против меня ополчились люди, терявшие свои позиции в связи с моим назначением. Была придумана история с якобы моим брошенным в России ребенком.

Команда хоккейной школы ЦСКА. Фетисов — второй справа, рядом с тренером Юрием Чабариным

Сегодня сложно себе представить, чтобы какой-нибудь тренер публично давал характеристику игрокам, с которыми работает. Симпатичные дружеские шаржи для этого карманного издания рисовали Кукрыниксы.

Так уж сложилось, что в моем доме в соседнем подъезде жил дед легендарного хоккеиста Валерия Харламова. «Вот погоди, Валерка приедет с чемпионата мира, я тебя с ним познакомлю», — говорил дед Сергей. И в один прекрасный день это случилось. «Завтра внук приедет», — предупредил старик.

Я с утра сидел на лавке, ждал. Машин в то время мало было, на весь наш поселок пара инвалидных «Запорожцев». Вдруг подъезжает белая «Волга» с номером семнадцать. Дед вышел навстречу, а я так и сижу. Проходят они мимо меня, дед говорит: — Валер, это Славка, сосед мой, он тоже в ЦСКА.

Харламов подошел ко мне, поздоровался.

— Надеюсь, еще вместе поиграем, — по голове потрепал и пошел дальше, улыбчивый такой парень.

Столько в нем было позитивной энергетики, простоты и величия одновременно! Чувства переполняли меня: я удостоился рукопожатия от хоккеиста, которого считал небожителем! Позже мы встретились в ЦСКА, и он вспомнил меня или сделал вид, что вспомнил. Сколько таких мальчишек прошло перед его глазами? С Харламовым я дружил до самой Валериной смерти, после которой мы с ребятами взяли под свою опеку его детей.

Судьба сложилась так, что надев майку ЦСКА, я не проиграл ни одного турнира.

Ни десятилетним мальчишкой, ни взрослым, тринадцать раз подряд став чемпионом Советского Союза. Все успевал — в школе был отличником, играл кроме хоккея в футбол, волейбол, баскетбол.

В спортивной школе меня тоже определили в защиту. Любому пацану хочется забивать, поэтому родился мой «фирменный» стиль атакующего защитника: я то и дело подключался к нападению. Тренерам это не всегда нравилось, но я сумел отстоять свое «ноу-хау». Отец старался не пропускать ни одной игры и тренировки, все время находился рядом и делал критические замечания. Он никогда не был доволен, даже если я играл очень хорошо.

На мой тринадцатый день рождения они с мамой подарили мне шведские краги, шлем и крутые чешские коньки Botas. Стоили они для них очень дорого. Так родители дали понять, что поддерживают сына и верят в мой успех.

Вячеслав Фетисов с Анатолием Тарасовым

И я верил, упорно шел к цели, которую порой приходилось защищать от нападок и насмешек. В нашем рабочем районе у большинства парней были другие интересы — портвейн, сигареты, гитары, девочки. Я же к шести утра ехал на тренировку, а поздно вечером брел мимо гуляющих сверстников, игнорируя приглашения присоединиться к компании и язвительные шутки. Хоккей увел меня с улицы и дал шанс многого добиться в жизни.

Мне исполнилось пятнадцать, когда канадцы пригласили в турне юношескую команду из СССР. Впервые советским мальчишкам предстояло сразиться с канадскими сверстниками. Самолет поднялся в воздух полупустой. В Монреаль летал лишь один рейс в неделю: кроме дипломатов, спортсменов, артистов цирка и ансамблей Моисеева и Александрова никто в ту пору так далеко не ездил.

Современным молодым людям даже трудно представить, какое впечатление на пацанов начала семидесятых, живших в бараках и хрущевках, произвел Монреаль...

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или