Полная версия сайта

Жена Олега Меньшикова: «Первые полтора года наших отношений я никак не могла перейти на «ты»

Анастасия Меньшикова откровенно рассказала о своем муже Олеге Меньшикове.

Олег и Анастасия Меньшиковы

Олег из тех людей, которых нельзя до конца понять, проживи рядом хоть сто лет, нельзя предугадать его поступки, реакции.

В шесть утра Нафаня настоятельно потребовал вывести его на прогулку. У нашего йоркшира случаются подобные прихоти. Едва вышли из подъезда, подскочила девушка с фотоаппаратом:

— Я корреспондент журнала о собаках! Можно вас сфотографировать?

Мне бы насторожиться: с чего это сотруднику безобидного издания про домашних животных караулить возле дома ни свет ни заря? Но я вообще человек доверчивый, а тут еще и спросонья...

— Хорошо, — говорю, — конечно.

После того как журналистка сделала несколько снимков, я попросила ее перед публикацией позвонить в офис Олегу — прочитать сотрудникам текст, чтобы не допустить неточностей.

Девушка с готовностью согласилась, а когда мы с Нафаней уже уходили, вдруг крикнула вдогонку:

— Правда, что вы с Меньшиковым разводитесь?

Я обернулась:

— Разве это имеет отношение к тематике вашего журнала?

Она невинно улыбнулась.

Придя домой, я рассказала о ней Олегу, еще печалилась: «Неудобно получилось — кажется, я слишком резко ответила». Муж махнул рукой: не переживай. А на следующий день в одной «желтой» газете вышла статья, где была моя прямая речь: мол, да, мы с Меньшиковым разводимся, ему никто не нужен и вообще все плохо в нашем королевстве. Описывая меня, корреспондентка даже подпустила нотку сострадания: одета-то Настя совсем простенько, бледненькая, с припухшими глазами и в изрядном подпитии. Между строк читалось: «А чего еще можно ожидать при такой ситуации в семье...» Видимо, в шесть утра я должна была прогуливать собаку в боевом раскрасе и в вечернем платье от ведущих дизайнеров. Что до «подпития», это даже комментировать не стану.

Я с братьями и сестрами. Слева направо: Таня, Сережа (держит на руках Женю), я и Аня

Конечно, я расстроилась и в первую очередь подумала о маме: ей-то каково будет читать такое? А Олег пришел в ярость — возмущался, грозился переломать всем нечистоплотным журналюгам пальцы.

Я понимаю: известные люди и члены их семей обречены на пристальное внимание, на то, что вокруг них всегда роятся слухи, порой самые нелепые, но должна же быть какая-то грань, за которую нельзя переступать?! Люди, которые сочиняют лживые оскорбительные заметки, хозяева изданий, где такое печатают, должны же хоть чего-нибудь бояться? Если не героев своих публикаций и того, что когда-нибудь им все-таки «переломают пальцы», то хотя бы укоров собственной совести, Бога наконец?

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или