Полная версия сайта

Каролина Фатьянова: «Я всегда знала, что Краско мне изменяет»

«У меня осталась сим-карта с эсэмэсками Краско, в большинстве из них один-единственный вопрос: «Катюш, ты где?..»

Лучше соску дай!

Кстати, когда он заходил к нам в коммуналку, то и с Антоном так общался — без сю-сю. Из всего моего окружения оказался единственным, кто относился к нему на равных. Не жалел, а даже пытался о чем-то беседовать. Игра шла в одни ворота: Тошка не реагировал. Но я это отметила с благодарностью.

С Алисой Андрей виделся нечасто. Не потому что отказывался: просто у него в последние годы вообще не было свободного времени. Однажды звонит: «Еду из Шереметьево в Домодедово. На самолет. Можешь привезти Лисенка в центр — пересечемся хотя бы минут на пятнадцать?» Впрочем, сыновья Андрея тоже росли без отца: старший жил в Польше, с матерью второго Краско расписан не был.

Мы продолжали постоянно созваниваться, оставаясь друг для друга близкими людьми, когда в жизни Андрея появилась Света. И он сильно изменился.

...Встречу Андрюха назначил в кафе. Крохотная Алиса сидела у него на коленях. Вдруг подошла светленькая девушка, совсем молоденькая. Посюсюкала с ребенком, перекинулась парой слов с Карасем, покрутилась. Было понятно, что это не просто знакомая: их связывают более близкие отношения. Когда ушла, я посмотрела вопросительно:

— Что это было?

Андрюха замялся.

— Сколько ей лет? — продолжила я. — Явно младше меня!

— Ну и что? Она ассистент режиссера. Всегда рядом. А сколько ей лет, я и не помню.

Света действительно оставалась рядом с Андреем. До конца. Не бросила его, за что я ей очень признательна. Это было нелегко, учитывая ее совсем юный возраст. Жизнь со Светой окончательно развязала Андрею руки. В свое время он мне рассказывал, что раз в год может себе позволить допинг посильнее алкоголя. Однажды я стала этому свидетельницей. Спрашиваю:

— Что это?

— Лекарство, — потупил Карась глаза.

— Зачем ты мне лапшу на уши вешаешь?

Под конец допинг использовался все чаще. Возможно, алкоголь уже не мог снять чудовищного напряжения. Ведь Андрей в какой-то момент еще и в театр кинулся, поставил как режиссер антрепризный спектакль.

И съемки, съемки, съемки...

Из-за его огромной загруженности никак не могли договориться пойти в ЗАГС оформить Алисино свидетельство о рождении. В конце концов я сломалась:

— Не могу больше ждать. Нам и в поликлинику надо, и на молочную кухню. Записываю Алиску на себя.

— Хорошо, — согласился Карась. — Разгребусь с делами — перепишем.

Пока шли эти переговоры, несколько раз звонила Андрею домой. Они уже жили со Светой. Если она брала трубку, отвечала, мягко говоря, недоброжелательно. И в один прекрасный день Андрей заявил: — Мою барышню напрягает, что ты со мной общаешься.

Не ожидала от него такого.

В принципе. Было понятно, что у них со Светой серьезно, но я продолжала считать Андрея близким человеком, у нас росла дочь. Отвечаю:

— Ты что? Вы живете вместе. А мы только решаем свои бумажные дела. Барышню не напрягает, что у тебя были, есть и будут дети? В чем проблема?

— Я тут ни при чем. Видимо, она боится меня потерять.

Общение со мной Андрей не прекратил, он всегда помогал нам. Вот только Алису мы так на него и не переписали — все не могли состыковаться по времени.

Ночью проснулась от того, что Андрюха гладил меня по волосам и нежно  приговаривал:« Дурочка, ты даже не представляешь, как я тебя люблю»

...Карась умер в ночь с четвертого на пятое июля 2006 года. Под Одессой, на съемках сериала «Ликвидация». Говорили, что по вине врачей, отказавшихся ехать к больному без украинских документов. Не знаю. Просто у всего земного, в том числе у тела, есть свой срок годности.

Последний раз мы говорили по телефону в начале апреля. Андрей признался, что неважно себя чувствует.

— Знаешь, Линка, что-то мне совсем фигово. До пятидесяти бы доскрипеть, — на следующий год ему предстояло отмечать юбилей.

— Пить меньше надо, — сказала я то, что на моем месте сказали бы миллионы женщин. — Смотри там, держись! Нам еще Алису замуж выдавать.

А через три месяца, в ночь на третье июля, мне приснился дурной сон. Сюжет сразу из головы выветрился, но на сердце было неспокойно. Попыталась набрать Андрея и не смогла — на телефоне кончились деньги. Днем заботы закрутили, я забыла, что собиралась позвонить. Вспомнила четвертого — он был недоступен.

Вечером ко мне с ночевкой приехала подруга. Мы сидели за чайком, разговаривали. Но когда возникла пауза, я почему-то попросила:

— Сходи-ка за водкой.

Хотя вообще ее не пью: насмотрелась что на Андрея, что на отца. Подруга сделала круглые глаза:

— Ты чего? Ночь на дворе! — но в магазин все-таки пошла.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или