Полная версия сайта

Андрей Канчельскис. Игра в одни ворота

«Я спросил жену в упор: «Это — Стас Михайлов? Все кончено!»

«Манчестер Юнайтед» — я снова забил гол

Я и баловал, как мог. На одной из распродаж увидел красивые женские сапоги на высоком каблуке за сто двадцать рублей — огромные деньги в то время. Не раздумывая, схватил с прилавка и больше из рук не выпускал, боялся, что кто-то перехватит мою добычу. Приехал к Инне, достаю из пакета огромную картонную коробку, свечусь от радости. Она жутко засмущалась, покраснела, сначала даже мерить их отказывалась, но я видел, что счастлива, просто не привыкла к подобным подаркам и вниманию. Сбросила тапочки, присела на кушетку, сунула ноги в сапоги, а они оказались велики. Кто из нас больше расстроился — не берусь сказать, но с тех пор стал основательнее подходить к выбору презентов. Из другой поездки привез Инне голубые джинсы, жутко модную вещь, постоянно покупал нарядные платья, кофточки. Точно знал: за мной она будет как за каменной стеной, когда смогу, сделаю ее жизнь сказкой.

И сказка началась...

Весной 1991 года тренер «Шахтера» Валерий Яремченко попросил зайти в его кабинет. «Поздравляю, — сказал он, — тебя пригласили в английский клуб. Мы подали документы на визу, так что отправляйся на смотрины. Будь в себе уверен. Удивлюсь, если они найдут кого-нибудь с таким ударом, как у тебя». Летел в самолете и даже не представлял, кто именно хочет заключить со мной контракт, в нашей стране было принято из всего делать страшную государственную тайну. Уже в Британии выяснил, что в Глазго во время матча сборной СССР со сборной Шотландии меня заметил главный тренер команды «Манчестер Юнайтед» легендарный Алекс Фергюсон, он и позвал на смотрины. Это было честью — сэр Алекс признан одним из величайших тренеров в истории современного футбола.

В Манчестере жил в отеле, приходил после тренировок в пустой номер, смотрел на сверкающие белизной полотенца, уложенные в ванной ровными стопками, на пластмассовый стаканчик с зубной щеткой — все опрятно, красиво, но как-то чересчур правильно.

Смешно сравнивать английский отель, харьковский спортинтернат и армейские казармы, но все же общее у них было — холод одиночества. Еще и сомнения мучили: достаточно ли я хорош для настоящего профессионального клуба, о котором мечтают тысячи российских футболистов? Но спустя неделю «Манчестер Юнайтед» подписал со мной контракт.

Мобильных телефонов тогда не было, приходилось заказывать Кировоград из номера, а я плохо говорил по- английски, так что сделать звонок в Россию было непростой задачей.

Мы с женой даже не предполагали, что в самом ближайшем будущем я дважды подниму над своей головой Суперкубок Англии

Через несколько дней наконец справился и набрал номер Инны. Трубку подняла ее мать Любовь Леонидовна. Не успел и двух слов произнести, как слышу:

— Инны нет дома, а вот я, Андрей, хочу у тебя кое-что спросить.

— Да, слушаю.

— Куда ты пропал?

— Работаю.

— А с Инной что — погулял и бросил? Девочка, между прочим, ради тебя всех своих кавалеров отвадила!

Меня этот разговор сильно задел, я привык отвечать за свои слова, и никто со мной так не обращался. Положил трубку и подумал, что вряд ли мы с будущей тещей найдем общий язык.

А с другой стороны, не на ней собираюсь жениться, доверяет, не доверяет — ее дело, и отбросил дурные мысли как наваждение. Главное, мы с Инной будем вместе, был уверен: когда расскажу о контракте с «Юнайтед», она согласится поехать со мной в Британию.

Вернулся в Кировоград и первым делом — к Инне. Объяснил, что подписал трехлетний контракт, что когда поженимся, жить придется не дома, а в Англии, на родине футбола, что буду получать хорошие деньги, но как сложится дальше, пока не известно. Она была согласна на все. В ЗАГСе у нас поинтересовались: «Вас устроит двадцать второе июня? Многие отказываются, все-таки день начала войны», — но мы не увидели плохого предзнаменования.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или