Полная версия сайта

Андрей Канчельскис. Игра в одни ворота

«Я спросил жену в упор: «Это — Стас Михайлов? Все кончено!»

Скажу банальность: все хорошее когда-то кончается. К 2003 году ситуация в мировом футболе кардинально изменилась. Многие компании, вложившие в спорт огромные деньги, обанкротились, поступления от телевизионных эфиров резко сократились, футбольные звезды, в том числе и я, приобрели статус свободных агентов. Это значит, что их уже не продавали из клуба в клуб, а по окончании контракта они сами заключали договор с очередной командой. На волне общего подъема такая система спортсменам была выгодна, но когда начался спад, а это совпало с окончанием моего последнего контракта, в Премьер-лиге оказалось примерно шестьсот безработных свободных агентов. При подобном раскладе подписать новый контракт за границей стало нереально.

Полгода сидел без работы, денежные запасы у нас были, но не проедать же их?

Решил поехать на родину. Играл за сборную Советского Союза, потом СНГ, потом России, сыграл пятьдесят девять матчей, забил семь голов, так что у меня был шанс продолжить карьеру на достойном уровне.

Понимал, что в России будет нелегко, страна не оправилась от дефолта, но на родине я мог получить работу, а Инна — чаще видеться с матерью. Переезжали налегке, без грусти, Москва уже давно перестала быть для нас чужим городом. К тому же рассчитывали, что при первой возможности — на Рождество, на школьные каникулы — будем возвращаться в Ист-Гринстед.

В Москве записали детей в американскую школу, они быстро нашли новых друзей. Им понравилось в российской столице, а нам с Инной стало жить намного труднее. Играл за московское «Динамо», после ухода с поля вратаря Березовского стал капитаном команды, потом был раменский «Сатурн».

Зарабатывать начал на порядок меньше, приходилось надолго уезжать из дома: это же огромная Россия с ее необъятными просторами и многочасовыми перелетами. Вопрос о работе для Инны не обсуждался, она с первого дня замужества приняла роль домашней жены, и это ее устраивало. Переломным моментом в наших отношениях стало приглашение в самарскую команду «Крылья Советов». Услышав, что надо уезжать из столицы, жена заявила: «В эту деревню не поеду, что хочешь, то и делай».

Съездил в Самару, узнал, где какие школы, поликлиники, в каком районе лучше жить, собрал полную информацию. Убеждал жену, убеждал, но впустую. Обратился к детям, в ответ услышал: «Как мама скажет».

Андрею было тринадцать лет, Евочке — шесть. Какой с них спрос?

Уехал один. Жил как неприкаянный: на съемной квартире, питался где придется, ни женской тебе заботы, ни улыбки детской. Приезжал в Москву на выходные, праздники и каждый раз чувствовал, что Инна все больше отдаляется: входную дверь откроет и сразу в гостиную, садится на диван журнальчик листать. Холодильник пустой, рубашки не глажены. Жена зачастила в гости к Инне Маликовой, они к тому времени крепко сдружились.

Про любовь моей бывшей к этой семье — отдельный рассказ. Она еще в музыкальной школе бредила Димой Маликовым, была его фанаткой. На какой-то светской вечеринке мы с женой познакомились с Маликовыми, подробностей уже не помню, и Инна буквально прилепилась к их семье.

Каждый раз, приезжая в Москву — со мной, а чаще одна, она встречалась с ними: гости, концерты, рестораны. Маликовы — очень доброжелательные люди, с крепкими патриархальными традициями, я отношусь к ним с большим уважением.

Двадцать третьего января, в свой день рождения, после сборов в Турции мчусь из аэропорта домой. Сколько раз мы всей семьей отмечали дни рождения: Андрей и Ева читали стихи, пели, Инна пекла пироги. На этот раз все оказалось иначе: детей не было, Инна холодно поздравила и — до свидания, ушла в комнату телевизор смотреть, а я пошел на кухню разогревать себе ужин.

С интимом было не лучше. На каждое мое предложение отправиться в спальню жена, словно по учебнику, отвечала: «Устала, голова болит» — только наивный не поймет, что это пустые отговорки.

И тут моя благоверная сообразила: «Зачем ехать в глушь, когда рядом попса гребет деньги лопатой?» Нашла мне перспективную замену

Естественно, я подумал, что у супруги появился любовник. В тот вечер, когда состоялся решающий разговор, обстановка в доме была тягостной, сидели по разным углам как чужие люди. Не выдержал и спросил:

— В чем проблема? У тебя другой мужчина?

Инна замешкалась:

— Не могу тебе ничего сказать. Дай мне неделю.

— Не вопрос.

Но и семи дней не понадобилось, чтобы расставить все по своим местам. У Евы в школе проводили спортивный праздник, пригласили родителей, чтобы приняли участие в соревнованиях типа «Папа, мама, я — спортивная семья».

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или