Полная версия сайта

Андрей Канчельскис. Игра в одни ворота

«Я спросил жену в упор: «Это — Стас Михайлов? Все кончено!»

С дочкой надо было заниматься, общаться, делать с ней уроки, а Инна приезжала, выдавала свои «сю-сю-сю», а потом опять к Стасику

Простил жену, я любил ее и не хотел даже думать, что именно она подразумевает под словом «проступок». Сейчас, исходя из опыта дальнейшей семейной жизни, прихожу к мысли — вероятнее всего, жена мне тогда изменила.

Весной 1995 года в моих отношениях с Фергюсоном назрел конфликт. Босс задумал серьезную перестройку и расстался с некоторыми футболистами, долгое время служившими клубу верой и правдой: знаменитые игроки уходили один за другим — Пол Инс в миланский «Интер», Марк Хьюз — в «Челси». Я хотел активно играть, чувствовал в себе силы оставаться в основном составе. Только что закончившийся сезон — мой лучший в «Манчестере» — подтверждал, что это желание небезосновательно. Я не понимал планов тренера, а он ничего не объяснял.

Для меня это неприемлемо, по жизни не могу находиться в подвешенном состоянии. В итоге встал вопрос о моем уходе из команды. Недавно в своей автобиографии Фергюсон объяснил, что ему пришлось отпустить меня под давлением моего агента, в то время вице-президента «Спартака» Григория Есауленко. Не берусь судить, насколько правдивы его слова.

Следующий сезон я уже играл в английском клубе «Эвертон», за мой переход заплатили рекордную по тем временам сумму — пять миллионов фунтов стерлингов. Первый сезон в «Эвертоне» был одним из самых удачных для меня — забил шестнадцать голов, было чем гордиться: среди российских футболистов, играющих за английские команды, такого результата не добился никто. Всего за четыре года я сыграл в шестидесяти матчах и забил двадцать два гола.

Жизнь отравляли бесконечные боли в животе, врачи поставили диагноз «Двойная грыжа» — пришлось лечь на операцию.

Для спортсменов такое хирургическое вмешательство имеет очень неприятные последствия: на тридцать процентов падает природная скорость человека, а это была моя самая сильная сторона. Пришлось много тренироваться, чтобы восстановить форму.

Не успел до конца оправиться, и тут новость — узнаю, что меня хочет купить итальянский клуб «Фиорентина». Так и сказали с порога: «Итальянцы предложили за тебя хорошие деньги, восемь миллионов фунтов — это высшая на сегодня трансферная сумма за российского игрока. Будь добр, подпиши с ними личный контракт на четыре года. Только сделай это прямо сейчас, потому что завтра в Италии закрывается зимнее трансферное окно».

С Маликовыми на отдыхе в Испании

Конечно, я мог не подписывать контракт. Но в чем смысл такого шага? Настроить против себя руководство «Эвертона» и сидеть на лавке? Изучил договор, посчитал его приемлемым и уже на следующий день вылетел во Флоренцию. Вслед за мной перебрались Инна и Андрей. Клуб снял для нас очень симпатичный дом высоко на холме, неподалеку от площади Микеланджело, из окон открывался чудесный вид на город. В свободное время мы ходили в галерею Уффици, любовались изумительной красоты соборами, сидели в ресторанчиках. Но к сожалению, итальянский футбольный период был для меня не самым удачным: забил мало голов, получил одну из самых тяжелых травм — вывих голеностопного сустава — и вышел из строя почти на два месяца.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или