Полная версия сайта

Рудольф Фурманов. Товстоноговы. Сцены из жизни

Натела набирает номер внука Егора: «Ты должен уйти от Розовского! Я дам тебе денег, чтобы ты не брал у этого иуды!»

Узнав о гибели Егора, я позвонил Светлане Головиной. Выразил соболезнование, спросил:

— А что Розовский? Он поможет в организации похорон?

— О чем ты, Рудик? Я даже на это не рассчитываю. Он его уволил, иуда. Поманил, а потом выбросил.

Деньги на похороны дала Додо. Продала что-то из дома — и послала деньги в Москву.

Я стараюсь как можно чаще бывать у Нателы, звоню ей по десять раз на дню. И не устаю восхищаться ее стойкостью, мужеством, умением держать удар. Иногда задаю себе вопрос: «Чем же она успокаивает свою душу?» И сам отвечаю: «Наверное, надеждой на то, что ее близкие: Гога, Евгений Алексеевич, Сандро, Егор — ТАМ вместе.

Рядом друг с другом...»

Написав эти строки, я вышел в фойе театра, где стены увешаны фотографиями замечательных актеров и режиссеров, с которыми довелось работать: трое Товстоноговых, Евгений Алексеевич Лебедев, Андрей Александрович Миронов, Анатолий Дмитриевич Папанов, Евгений Павлович Леонов, Иннокентий Михайлович Смоктуновский, Аркадий Исаакович Райкин, Зиновий Ефимович Гердт, Юрий Владимирович Никулин, Сергей Николаевич Филиппов, Владислав Игнатьевич Стржельчик... Когда Роман Виктюк впервые пришел в «Русскую антрепризу» и увидел их портреты, он сказал: «Знаешь, почему у тебя многое получается? Они тебе оттуда помогают».

Я очень любил этих людей, и хочется верить: да, это они, мои друзья, меня хранят...

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или