Полная версия сайта

Людмила Крайнова: «Мой сын — Саша Абдулов»

«Юля сказала мне: «Оставайтесь, Людмила Александровна… А Роберт с Альбиной пусть уезжают. Куда хотят. Это их проблема».

В общем, начал ухаживать. Я не скрывала, что у меня маленький сын, что муж пропал без вести. Это Абдулова не смутило. И он до войны был женат, в семье рос сын. Почему брак распался, не знаю. Гаврила Данилович никогда не посвящал меня в подробности, а я стеснялась спрашивать.

После ранения его направили служить не на фронт, а в Молдавию, куда мы поехали вместе. Я попала в сказку, словно и войны не было. Красота неописуемая, а главное, здесь мы забыли о голоде. Объедались фруктами, жарили кур — настоящая по тем временам роскошь!

В июне 1945 года муж подал командованию рапорт, просил демобилизовать. Его вызывали к начальству, уговаривали остаться в армии. Но он был непреклонен: «Я актер и режиссер, хочу работать по специальности, это мое призвание».

Мы вернулись в Фергану, где у Гаврилы Даниловича сохранилась двухкомнатная квартира.

Я занялась ремонтом. Республиканское руководство Узбекистана Абдулова помнило, приняло с распростертыми объятиями и поручило возродить в городе русскую драму.

На спектаклях, поставленных мужем, залы были полны. И это вызывало нездоровую ревность конкурентов — Ферганского узбекского драмтеатра, с которым труппа Гаврилы Даниловича находилась в одном здании. Работать в союзной республике было и в те времена непросто. Интересы национального театра всегда стояли выше, финансировали его лучше и звания артистам давали чаще. Мужа это угнетало, режиссеры — люди ранимые. И когда его приятель — режиссер из Тюмени — сообщил, что в Тобольске есть вакансия, Гаврила Данилович спросил меня: «Поедем?»

Я была легкой на подъем.

Спрашиваю: «Саша, где твой костюм?» — «Мама, ну не ругай, отдал приятелю. Ему совсем нечего было надеть. А у меня вещей много»

Быстро упаковала вещи, подхватила Робика, родившегося в Фергане Володю, овчарку Рекса, и мы перебрались в Тобольск. В гостинице пожили недолго: получили трехкомнатную квартиру в новостройке. Туда и принесли из роддома нашего Сашу.

Управившись с хозяйством, каждый вечер я бежала в театр, благо он находился в пяти минутах ходьбы от дома. Смотрела спектакли, перезнакомилась и подружилась с актерами, персоналом. Гримерным цехом заведовала Валентина Павловна. Однажды она отвела меня в сторонку: «Люся, я заметила: ты постоянно пропадаешь в театре, тебе здесь нравится. А я уже старая, надо свое дело кому-то передавать.

Начни у меня учиться. Гример — хорошая специальность».

Вечером после спектакля я пристала к мужу:

— Хочу работать в театре.

— Это кем же?

— Гримером у Валентины Павловны.

— Ни к чему это: у тебя дети.

На следующий день муж уехал на совещание в Тюмень. А я тут же оформилась на работу. У отдела кадров вопросов не возникло: были уверены, что все согласовано с главным режиссером. Гаврила Данилович вернулся, а я задействована в театре по полной программе. Валентина Павловна дает мне уроки: как парики надевать, как грим накладывать.

Деваться мужу было некуда, смирился. Когда его пригласили на театральное мероприятие в Москву, поехали вдвоем — он договорился с друзьями из Малого театра и МХАТа, чтобы меня как следует подучили. Так что азы профессии гримера я осваивала в Тобольске, а мастерство оттачивала в лучших столичных театрах.

На Севере мы провели четыре года, и все это время Абдулова уговаривали возвратиться в Фергану, сулили золотые горы. В конце концов Гаврила Данилович сдался, и мы вернулись. А чиновники от культуры своих обещаний не выполнили, но это уж как водится...

Я очень благодарна мужу, что он не делал различий между Робертом и родными сыновьями, любил одинаково и мечтал, чтобы все трое продолжили театральную династию. Саша вышел на сцену в пять лет в «Кремлевских курантах», где Гаврила Данилович сыграл Ленина.

До этого никогда в театрах Средней Азии не брались за такое сложное дело — воплотить на сцене образ вождя. Спектакль понравился начальству, после чего муж стал непререкаемым авторитетом в республиканских театральных кругах. Гримировала его я, работа была сложной, ездила даже на специальную стажировку во МХАТ, где эта пьеса шла.

Робик тоже попробовал себя в качестве актера, Гаврила Данилович считал, что тот прекрасно смотрится на сцене, советовал учиться. Но восстала жена Роберта Оля. Мы не одобряли того, что сын женился в девятнадцать лет, но ничего поделать не могли. Оля страшно ревновала его к красавицам-актрисам. А Роберт женщин любил, так что всякое могло случиться. Невестка поставила вопрос ребром:

— Либо Гаврила Данилович тоже возьмет меня в артистки, либо Роберт не будет работать в театре.

— Куда ж я ее возьму?

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или