Полная версия сайта

Виктория Герасимова. Поверить в счастье

«Смотрела на него словно кролик на удава. Как под гипнозом. Что же такое со мной творится?».

И через месяц прошла кастинг — стала вести программу «Вопрос, еще вопрос» со Львом Новоженовым. Но все это случилось уже без Олега...

Не знаю, почему он не пытался облегчить мою жизнь или хоть как-то обезопасить: за пять совместно прожитых лет так и не сделал мне регистрацию, о прописке и говорить не приходится.

Несколько раз меня останавливали в метро для проверки документов, я платила штрафы — ужасно унизительно! Рассказала Олегу, что без регистрации боюсь входить в метро, и он купил мне... липовую. Но я радовалась тому, что имела. Мне есть за что его благодарить. За наши многочисленные путешествия. За стимул заниматься собой: стала посещать тренажерный зал, за год похудела на двенадцать килограммов. Однажды в поликлинике случайно столкнулась с Хейфецем.

— Леонид Ефимович, вы меня узнаете? Я Вика Герасимова из Калининграда.

— Господи, Вика, куда ты себя дела?! — всплеснул руками мастер.

Я благодарна Олегу за свои видящие глаза!

Когда вышла в коридор, удидела Диму в студии! Он разговаривал с продюссером: «Хочу посмотреть, как работает Виктория. Разрешите?»

Слепнуть стала еще в школе: у меня отслаивалась сетчатка, зрение упало до минус шести с половиной. Очков стеснялась и не носила. На расстоянии метра вместо лица собеседника видела расплывчатое пятно, поэтому таращилась как сумасшедшая, не понимая, куда смотрю. Три операции, которые оплатил Олег, вернули мне зрение.

Прозрев, я окончила курсы вождения, сдала на права и попросила любимого: «Купи мне старенькие «Жигули», чтобы я могла практиковаться».

Вместо этого он разрешил брать по вечерам свою «ауди». Что ж, у богатых мужчин свои причуды. Олег, например, старался, чтобы у меня не появлялось свободных денег.

— Сколько ты получила?

— Пятьсот долларов.

Мы ехали в торговый центр, он выбирал мне одежду, а я расплачивалась.

Сто долларов в месяц всегда отсылала маме, так она смогла оплатить обучение Иды. Раз в год я навещала родственников. На первый визит домой Олег выдал мне три тысячи рублей на десять дней. Мои надежды сделать всем подарки, сводить семью в ресторан, посидеть в кафе с подружками, оставить немного денег сестре рухнули. Стояла в аэропорту и плакала. В Калининграде мама с бабушкой выворачивали мне душу вполне справедливыми вопросами: «Что говорит Олег? Он думает жениться?» И расписывали мне: кто я, в каком статусе живу и как подобные истории обычно заканчиваются... Классика! «Это у других, — кричала я. — У нас все хорошо!» Возвращалась в Москву, жаловалась Олегу, спрашивала:

— Что мне им отвечать?

Он говорил:

— Разве штамп в паспорте влияет на чувства?

Если они есть, что еще нужно?

Соглашалась, но все чаще думала, что мама с бабушкой правы, меня любят как вещь, я удобна. Мои стремления и желания в расчет не брались. Со мной никогда не советовались.

— На следующей неделе летим на Кубу.

— Но мне нужно за две недели делать замену на эфиры, график составлен.

— Решай.

И я все крепче стала держаться за работу.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или