Полная версия сайта

Илья Глазунов. Жестокий гений

«Глазунов звонил всю ночь. Мама не снимала трубку и не подпускала меня к телефону: «Я больше не позволю тебя мучить!»

Макарова сказала маме: «Ваша дочь слишком сильно красится». — «Берет пример с вас, Тамара Федоровна», — не осталась та в долгу

Там жили чуть ли не все тогдашние звезды. Марина Ладынина и Иван Пырьев — прямо над нами. Тамара Макарова и Сергей Герасимов — в соседнем подъезде. А еще — Борис Андреев, Михаил Калатозов, Владимир Наумов...

Уровень благосостояния у всех был примерно одинаковым. Выделялись только Герасимов с Макаровой и Пырьев с Ладыниной. Обеим парам разрешили объединить по две квартиры. Не знаю, какая нашлась на это причина у Пырьева с Ладыниной, а Герасимов и Макарова прописали к себе сестру Тамары Людмилу с ее детьми Эммой и Артуром и получили дополнительную площадь. Племянника потом вообще усыновили. Жили они богато. Герасимов все время снимал фильмы, получал немалые гонорары и был лауреатом трех Сталинских премий, каждая из которых «стоила» сто тысяч рублей.

Макарова играла у него главные роли и была лауреатом двух премий.

Однажды мама Эммы, Людмила Федоровна, предложила мне зайти в их хоромы. Я переступила порог и потеряла дар речи. Это была не квартира, а дворец. Кругом антикварная мебель, какие-то драпировки, балдахины. В спальне висел огромный портрет Тамары Федоровны в роли Нины в фильме «Маскарад», сказочной красоты.

В жизни Макарова выглядела не менее роскошно. Мы с девчонками от нее просто млели. Актриса ездила на необыкновенной заграничной машине с шофером и являлась своим поклонникам лишь когда выходила из дома или, наоборот, заходила в подъезд. Она всегда была в мехах — даже летом. По тем временам это считалось немыслимым шиком.

Чтобы увидеть нашу «богиню», мы выстраивались у подъезда и робко пищали:

— Здравствуйте, Тамара Федоровна!

— Здравствуйте, девочки, здравствуйте, — царственно роняла она. И проходила мимо, оставляя шлейф каких-то удивительных духов. Мы замирали от восторга...

Визит в «королевские чертоги» закончился довольно плачевно. Эмма с мамой усадили меня за стол и стали угощать разными вкусностями. Я наелась мандаринов и конфет и потянулась к небольшим черным фруктам, похожим на сливы. Надкусила одну «сливку», а она такая соленая и жирная! Меня затошнило. Людмила Федоровна увидела, как я побелела, и всполошилась: — Что с тобой, деточка?

— Мутит.

Сливу испорченную съела...

— Сливу?

— Ну, вон, в вазочке лежат...

— Так ты про маслины? Конечно, после сладкого их не стоило есть...

Доброй женщине и в голову не могло прийти, что я никогда не видела маслин! И мандарины с конфетами ела только по праздникам. По мнению бабушки, это было баловством. Вот тарелка наваристого супа или кусочек мяса — другое дело. Мама оставляла на питание совсем немного денег — из расчета три рубля в день, а я была заморышем, ребенком войны, и бабуля старалась меня откормить. А еще каждый день давала рыбий жир и... сало с какао. Тогда эта адская смесь считалась очень полезной.

Я не могла взять в толк, почему Тамара Федоровна так ко мне относится

Я с трудом ее глотала. И полдня не могла избавиться от тошноты...

Из-за слабого здоровья и в балет не попала. В детстве мечтала танцевать, но от прыжков и вращений кружилась голова. Когда заикнулась о хореографическом училище, мама отрезала: «Никакого балета! Тебе противопоказаны физические нагрузки». Она была и против того, чтобы дочь поступала в театральный. Считала — надо идти в МГУ, на биофак: «Ты все детство коллекционировала бабочек, собирала гербарии, вот и поступай на биолога». Но я пошла на актерский факультет. «За компанию» с подружкой Таней Александровой.

В Щукинское училище провалилась. Но не пала духом и двинула во ВГИК. На творческий конкурс принарядилась как могла. Волосы, за неимением плойки, накрутила на горячий гвоздь.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или