Полная версия сайта

Вейланд Родд: «Понаровская заявила, что изменяет мне»

Скандальные откровения бывшего мужа Ирины Понаровской Вейланда Родда.

Мои мама и отец приехали в Советский Союз из Америки:  отдельно друг от друга, в разные годы — а встретились в московском интерклубе

На концертах — аншлаги, цветы от поклонников впору вывозить грузовиками. Есть муж, который всегда рядом. Чего ей не хватает для счастья? Почему она не радуется жизни?»

В маленьком коллективе секретов не бывает. Вскоре коллеги просветили: Понаровская серьезно больна. У певицы дважды останавливалось сердце, и ее на «скорой» доставляли в реанимацию. Я стал внимательнее наблюдать за Ирой. Вот она с трудом втискивает в туфли отекшие ноги, вот достает из сумочки — третий раз за последние два часа! — пластинку с таблетками баралгина. И однажды не выдержал:

— Ира, мне кажется, у вас проблемы с почками...

— Да, врачи ставят пиелонефрит.

— Я могу облегчить ваше состояние.

— Как?

— Для начала каждое утро вы будете выпивать стакан свежевыжатого апельсинового сока. Рецепт проверен, на счету «диетолога» Вейланда Родда — я дурашливо поклонился — более сотни благодарных «паци­ентов».

— А где же я возьму в гостинице сок?

— Об этом не беспокойтесь. Я всюду вожу с собой соковыжималку и полпуда апельсинов.

Ее губы тронула улыбка.

— Если вам не трудно... Давайте попробуем.

С тех пор каждое утро начиналось с того, что я шел с подносом к люксу Понаровской и Воловича.

Однажды Ира пожаловалась: «Юра выпивает у меня половину».

На следующее утро я стоял в дверном проеме уже с двумя стаканами: «Юрий, второй — для вас».

Прошло месяца три, и Понаровская почти забыла про отеки и болеутоляющие. Стала чаще улыбаться. Я был рад и горд: рецепт помогает! К моему восхищению ею как талантливой артисткой теперь добавилось чувство сродни материнскому — готовность оберегать и заботиться.

Я сам не заметил, как влюбился. Горячо, беззаветно и... целомудренно. Ведь дома меня ждали жена и девятимесячный сын, которого я обожал. «Наставление рогов» Воловичу в мои планы тоже не входило. Хотя Юра, между нами, был того достоин.

Его высокомерное пренебрежение распространялось не только на меня и других членов коллектива, но и на Ирину. «Любящий муж» не упускал случая прилюдно «опустить» жену замечанием о не слишком длинных ногах, худосочной попке, плоской груди. У меня внутри в такие минуты все клокотало от негодования: «Если она так несовершенна, какого черта с ней живешь? Или специально взращиваешь комплексы, чтобы ощущала себя убогой и никому, кроме тебя, не нужной? Ира — талант, а ты кто?»

Упреждая упреки в несправедливости по отношению к талантам сценариста и артиста Воловича, снявшегося в паре фильмов, замечу: уже расставшись с Понаровской, он стал соавтором сценариев двух фильмов Леонида Гайдая — «Частный детектив, или Операция «Кооперация» и «На Дерибасовской хорошая погода...»

Степень участия Юрия в создании популярных комедий определять не берусь, скажу лишь, что над сценариями, кроме него, трудились Аркадий Инин и сам Гайдай.

Мы были на гастролях в одном из поволжских городов. Воловичу понадобилось срочно слетать по делам в Москву. В аэропорт он отбыл рано утром, пообещав к вечеру вернуться.

Телефон в моем номере зазвонил вскоре после полудня: «Велл, я неважно себя чувствую. Вы не могли бы зайти?»

Через мгновение я уже стучался в дверь Ирины.

— Открыто, — донеслось из глубины комнаты.

В шесть лет меня отправили  в противотуберкулезный санаторий, где я  нашел верных друзей

Понаровская лежала на кровати — в чем-то ажурном, полупрозрачном.

— Мне кажется, я умираю. Все тело болит, суставы жжет и выворачивает.

— Хотите, сделаю массаж? Я этому учился — знаю все акупунктурные точки.

Не скрою: прикасаясь к ее обнаженному телу, я возбудился. Но ни за что не позволил бы себе лишнего, если бы Ирина не приказала взять ее. Именно приказала — командным, не терпящим возражения тоном.

Из номера Понаровской я направился на телеграф. Дал телеграмму жене: «Галя, мы больше не можем жить вместе. Очень хочу, чтобы ты оставила Теодора со мной, но если для тебя это неприемлемо — готов обеспечивать вас обоих. Прости».

О том, будет ли у наших отношений продолжение, мы с Ириной не обмолвились ни словом, но я считал бесчестным продолжать жить с женщиной, которую разлюбил. Что касается сына, был уверен: жена оставит его мне. Рожать Галина Ермилова не хотела категорически, ссылаясь на то, что поправится во время беременности и не сможет вернуться к работе в хореографическом ансамбле «Сувенир». Я чуть не на коленях умолял ее не делать аборт, клялся, что благодаря специальной диете она сможет снова блистать на сцене. Галя сдалась, когда я предложил немедленно отправиться в ЗАГС и оформить наши отношения.

Слово свое я сдержал: Теодору не исполнилось и четырех месяцев, когда его по-девичьи стройная мама вернулась на сцену.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или