Полная версия сайта

Вейланд Родд: «Понаровская заявила, что изменяет мне»

Скандальные откровения бывшего мужа Ирины Понаровской Вейланда Родда.

Вне сцены Ира разительно менялась: тусклый взгляд, скорбно сомкнутые губы. 
Я ни разу не слышал ее смеха

Зачем, если стараниями мамы и бабушки с дедушкой парень при встрече с отцом испытывает стыд и ненависть? Зачем разрушать маленькую душу такими страшными чувствами?

Конечно, знай я, что новый муж Гали, отчим моего Теодора Александр Зайцев сильно пьет и употребляет наркотики, засунул бы свою обиду и гордость подальше — и любыми способами забрал сына. Но о слабостях участника популярного ансамбля мне стало известно много позже: Галина с ним уже развелась, а Зайцев был убит.

Когда сыну исполнилось шестнадцать, он нашел меня сам. Начал с укора:

— Ты забыл меня! Двенадцать лет не хотел знать!

— Это неправда! Я помнил о тебе каждую минуту!

— А почему не приезжал?

— Меня не пускали, не разрешали общаться. Тебя настраивали против отца. Наверное, ты не помнишь, как однажды... — едва начав рассказ о случае на автобусной остановке, я сам себя прервал: — Впрочем, это неважно...

— А почему ты не помогал деньгами?

— Кто тебе это сказал?

Теодор неопределенно пожал плечами: — Сам знаю.

— Вот, — я рывком выдвинул ящик письменного стола, — квитанции переводов, которые я посылал тебе...

По полу веером разлетелись бумажки, на которых значились суммы в шестьсот, восемьсот, тысячу четыреста рублей.

Подняв несколько «квитков», Теодор вертел их в руках.

— Это же огромные деньги...

Прости, пап, я не знал...

С минуту сын сидел, обхватив голову руками и глядя в пол, потом вдруг вскочил.

— Сейчас я поеду к ней и скажу все, что думаю! Зачем она мне врала?! Зачем лишила отца?!

— Стоп, дорогой! Ты никуда не поедешь, пока не успокоишься и не усвоишь одной очень важной вещи. Ты не вправе осуждать свою мать. Мужчина, который позволяет себе неуважительно говорить или думать о матери, — не мужчина!

Сейчас Теодору тридцать лет, и мы с ним большие друзья. Общаюсь я и с бывшей женой — Галей Ермиловой. Совсем недавно услышал от нее такие слова: «Велл, ты самый добрый человек из всех, кого я встречала. И самый честный...»

Но тогда, в 1982, она думала иначе...

Спустя пару недель после гастролей, во время которых стали близки, мы с Ириной решили, что должны быть вместе. Помню день, когда перевозили вещи из однокомнатной квартиры Понаровской на Ленинском проспекте ко мне на «Речной вокзал».

На подъезде к «Войковской» Понаровская вдруг попросила:

— Притормози. Юрий должен принести деньги. Гонорар за последний месяц.

Открыв конверт, который Волович просунул в окно машины, она вздохнула:

— Восемьсот рублей.

Все знали: за один концерт Понаровской ее муж-директор берет от трех до пяти тысяч рублей, а таких концертов за месяц набирается с десяток. Я подмигнул ей:

— Мог и это оставить себе на носовые платки — оплакивать потерю. Такой жены парень лишился!

Ира в ответ счастливо рассмеялась.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или