Полная версия сайта

Вейланд Родд: «Понаровская заявила, что изменяет мне»

Скандальные откровения бывшего мужа Ирины Понаровской Вейланда Родда.

— Ничего подобного! — я поднял вазу и несколькими крупными глотками отпил половину.

Старушка едва не лишилась чувств.

Расписывать в подробностях курс лечения Шарлотты не стану — подобный материал годится для издания другого профиля. Скажу лишь, что старушка прожила еще полтора десятка лет.

...Это случилось вскоре после того, как мы отпраздновали «ситцевую» свадьбу — первую годовщину совместной жизни. На гастролях в Златоусте. Ира влетела в гримерку со словами:

— Велл, там девочка! Черненькая! Ее мать просит, чтобы мы взяли малышку к себе!

— Подожди, подожди... Что значит «взяли»?

— Насовсем! Марине негде жить и даже кормить дочку не на что. Велл, умоляю — давай заберем! Она такая хорошенькая! Кожа — оливковая, волосики вьются...

— Нет. Категорически.

— Но почему?! — Ира в отчаянии заломила руки.

— Потому что когда по­явится свой ребенок, эта девочка станет тебе не нужна.

Мне казалось, аргумент принят — и разговоров о чернокожей малышке больше не будет. Однако всю дорогу из Златоуста в Челябинск, где нам предстояло дать несколько концертов, жена твердила как заведенная: «Если мы не согласимся, девочка погибнет. Марина сказала, что выбросит ее на помойку».

Утро началось с той же «песни»: «Я записала адрес этой женщины, давай пошлем телеграмму и деньги на дорогу — пусть привезет дочку. Тебе стоит только увидеть Бетти — ты сразу ее полюбишь».

Понаровская ломала меня двое суток — и я наконец сдался.

Марина вела себя как законченная истеричка: то прижимала девочку к себе с воплем «Доченька моя ненаглядная! Кровиночка!», то вдруг с силой отталкивала: «Спасите ее!!! Она никому не нужна!!!»

Я, склонившись к Ире, прошептал:

— Неужели ты не видишь, что эта женщина неадекватна, а у ребенка — ее гены.

— Но крошка будет расти в нормальной семье, с любящими родителями...

— Оформление удочерения или опекунства — длительный и муторный процесс, — все еще надеясь удержать жену от опрометчивого шага, предупредил я.

— А Марина не хочет, чтобы мы Бетти удочеряли.

Она отдает ее просто так... — Ира в нерешительности закусила губу. — Вернее, за деньги. Но сумма небольшая, вполне нам по карману.

— Делай как знаешь.

В Москве Ирина первым делом занялась «дочкиным» гардеробом: сама навязала гору кофточек, заказала у портних платьица и костюмчики. А потом принялась всюду таскать ее за собой. Нравилось ловить изумленные взгляды: «У Понаровской, оказывается, есть дочка? Когда она успела родить? Никто не видел Иру беременной!»

На вопросы «в лоб» Ира загадочно улыбалась: «Как «откуда»?

Вы что, не знаете, что у меня муж цветной?» Раз в полтора-два месяца в Москву наведывалась Марина. С порога начинала причитать, как соскучилась по дочке: мол, не сплю ночами, кусок в горло не лезет! За жалобным монологом следовал вопрос:

— Может, мне ее забрать?

На Иру в такие минуты ­было больно смотреть: руки и губы дрожат, на глазах — слезы.

— Марина, одумайся! Куда ты ее заберешь?

— Сама живу в подвале, и она со мной будет.

Я видел, эта особа женой манипулирует. Пытался вмешаться:

— Ира, она шантажистка и не оставит нас в покое никогда! Отдай ей ребенка!

— Нет! — Понаровская прижимала девочку к себе. — Велл, уйди, пожалуйста, мы с Мариной сами обо всем договоримся.

Получив несколько сотен «баксов», Марина отбывала в свой Златоуст. Чтобы через какое-то время появиться на пороге нашего дома снова.

Я гулял с малышкой, покупал игрушки, но привязываться к ней себе запрещал. У меня уже был горький опыт разлуки с Теодором, а этой девочки мы могли лишиться в любой день и час.

Нам предстояли гастроли в Душанбе. Но Ира вдруг заявила, что ехать не хочет:

— Там такая жара!

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или