Полная версия сайта

Сергей Глушко. Исповедь Тарзана

Я лежу в кровати, заходит Игорь Николаев. Немая сцена. А чего мне, я уже лежу…

Обучение танцам за наш счет. Если будет желание, звоните», — и визитку оставил.

Я подумал: зачем отказываться? Ведь люди за деньги ходят на уроки танца, а мне предлагают их бесплатно. Эти навыки очень пригодятся на подиуме.

Но в клубе ничему учить не собирались. Пришло довольно много ребят. Нам выдали «стринги», мы переоделись и выстроились около сцены. Говорят:

— Выбирайте любую музыку, и вперед.

— Подождите, — прошу, — я не умею ничего.

— Это нормально, природа подскажет. Будете сразу выступать перед публикой. А сейчас быстренько придумываем себе псевдонимы. Типа: «На сцене неукротимый Алекс!» Я стою и мучаюсь: как же придумать имя в профессии, которой ты еще даже не начал заниматься?

Ведь псевдоним должен нести некую смысловую нагрузку. И тут один из парней говорит: «Я буду Герцог!»

Если до этого я еще пытался напрягать мозги, то после его слов перестал. Ну с какого перепугу ты Герцог? И я решил: останусь Сергеем. Я не стыжусь своего имени.

Выскочил, когда подо­шла моя очередь. Что-то делал руками и ногами, даже не понял — в такт или нет. Чувствовал себя ужасно. Не знаю, как это выглядело со стороны. Но вот прозвучали финальные аккорды, и я слышу — в зале шепчутся: «Тарзан, Тарзан».

Придя в себя после дебюта, подумал: а почему бы и нет? Тарзан — персонаж из детства.

Он добрый, положительный. Кроме того, псевдоним придумали зрители, и я этим народным званием горжусь.

Через неделю снова приехал. Думал: все-таки будут учить сценической хорео­графии. Но все получилось как в первый раз: выдали трусы — и вперед на сцену. Делай что хочешь. Полная свобода творчества. Так что в танцах я самоучка. И для меня большей похвалы нет, когда спрашивают:

— А где вы получали хорео­графическое образование?

Я отвечаю правду:

— На плацу…

Узнав про мои ночные похождения, Кольцова кричала чуть не матом: «Обалдел! Я тебя в мир вывела, а ты по ночам голой задницей вертишь?»

Что я мог ответить?

Я и сам от себя такого не ожидал. И наверное, поэтому долго скрывал от родителей, чем занимаюсь. Но однажды тайное стало явным. Мама шла по улице и в киоске увидела газету, на первой полосе которой я — почти голый под огромным заголовком: «Тарзан — король стриптиза». С ней чуть обморок не случился: «Мой мальчик, как он мог!» Но мы с братом успо­коили маму, объяснили, что стриптиз — всего лишь эротический танец, и ничего более.

В том клубе я познакомился с Вадиком, с которым и по сей день работаю в команде «Тарзан-шоу». Он мне тогда сказал: «Тут ты ничему не научишься. Я перебрался в Up & Down. Пошли со мной».

Я согласился не раздумывая. Понимал, как это круто.

Up & Down тогда был самым известным клубом в Москве. Все зарубежные звезды, приезжавшие в столицу, обязательно его посещали. Мы ставили там спектакли «а-ля эротик».

Почему-то слово «стриптиз» часто ассоциируется с чем-то неприличным. Но это не обязательно так. И в Большом театре можно быть проституткой, а в эротиче­ской индустрии оставаться человеком. Все зависит от личности. Были случаи, когда меня пытались купить, но я сразу же говорил: «До свидания». У меня за деньги ничто не функционирует, при всей моей любви к женскому полу. Но есть в нашей среде люди — я называю их машинами. Им все равно с кем, лишь бы маячил зеленый доллар перед глазами. Всех хотят, все у них работает. Это, наверное, говорит о сексуальном здоровье, но для меня такое неприемлемо. Я по природе своей не альфонс.

Если мне нравится человек, то не надо никаких денег. Если он мне не нравится, хоть золотом его облей, ничего не произойдет. Был в моей жизни только один случай, когда попытался заняться сексом за деньги. В самом начале карьеры стриптизера. Но у меня ничего не получилось. И больше подобных опытов над своим здоровьем не произвожу. Какие бы тысячи мне ни сулили.

Однажды ночью мы показывали в клубе Up & Down свой эротический спектакль «Спартак». Приехали какие-то высокопоставленные гости. Я понял это по тому, что само начальство в кои-то веки появилось и их сопровождало. После шоу один из гостей обратился ко мне и еще одному стриптизеру с предложением: «Мы в ресторане хотим поужинать. Составьте нам компанию». Я почувствовал: что-то не так. Отдал сумку ребятам, чтобы в случае чего можно было ретироваться налегке.

...Из полумрака ресторана на нас смотрело несколько пар вожделеющих мужских глаз.

Женщин за столом не было. С сексуальной ориентацией собравшихся все стало ясно. Но сразу смотаться было невозможно. Мы с коллегой сели на пустые места, которые нам оставили. Тут один из гостей, с модной такой небрито­стью, подошел ко мне, обнял за плечо и прошептал:

— Сегодня поедешь со мной.

— Никуда я не поеду, — ответил я и скинул его руку движением плеча.

Мужик как ни в чем не бывало повернулся к моему коллеге, и они мило стали беседовать. Воспользовавшись тем, что на меня никто не смотрит, я вышел из-за стола.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или