Полная версия сайта

Сергей Глушко. Исповедь Тарзана

Я лежу в кровати, заходит Игорь Николаев. Немая сцена. А чего мне, я уже лежу…

У Королевой с Николаевым свадьбы не было, их расписали дома. А Сергей подарил Наташе настоящий праздник: с фатой, лимузином и маршем Мендельсона

Охране дали приказ никого из клуба не выпускать. Но я подошел к охраннику, по­смотрел ему в глаза и сказал: «Я сейчас уйду, и ты мне ничего не сделаешь». Видимо, он меня как-то по-мужски понял и отошел в сторону...

Меня могли за такой по­ступок уволить, но, слава богу, обошлось. Тот мой коллега, что остался на этом «празднике жизни», на неделю пропал. А потом появился в нереальном прикиде, на джипе, который тут же разбил. На следующий день у него уже был новый джип. Я свечку не держал, но с неба такие вещи не валятся. Впрочем, у каждого свое счастье…

Когда у меня появился собственный коллектив и мы начали успешно выступать, на нас вышла некая организация. Заходит в гримерку человек и, окинув меня взглядом ласкового змия, говорит: — Я вам предлагаю работать на нас.

Я ждал, что нечто подобное вот-вот произойдет.

Эта компания многих артистов раскручивала, а они обязаны были пахать только на нее. А я не хотел никому подчиняться. Принципиально. И в вежливой форме отказался:

— Спасибо, мы обойдемся.

Гражданин явно не ожидал такого ответа. Но скушал, хотя и с трудом. Это было заметно.

Потом ко мне пришел другой человек, который, видимо, прислал первого. Начал уговаривать:

— Ты не понимаешь, что тебе предлагают! Артисты на коленях ползают за нами, чтобы мы их взяли в оборот!

Я отвечаю:

— Ну пускай ползают, я не буду ползать ни перед кем.

Он развел руками и ушел.

А через пару дней возвращаюсь домой после выступления. Глухая ночь, на улице ни души. Вдруг вижу — у подъезда стоят... Один заходит за спину, а другой спрашивает: «Тарзан?»

Я даже ответить не успел. Получил прямой удар в челюсть, потом под дых, упал на асфальт… «Вперед тебе наука: умных людей надо слушаться. Понял или еще добавить?» Короче, хорошенько мне досталось. Но ничего, выжил. И остался вольным, как и хотел.

Мы с «Тарзан-шоу» ни к одному клубу не привязаны. Никому ничего не отчисляем, ни на кого не работаем.

Свободные предприниматели.

Мы не занимаемся консумацией, не раскручиваем зрителей на деньги, это дело прин­ципа.

Знаю, что лишь двадцать процентов посетителей обычного клуба приходят посмотреть шоу, остальные хотят просто выпить и расслабиться. Когда объявляют наш выход, порой слышу в зале недовольные мужские реплики: «Тарзан-шоу? Пидоры, что ли? На хрена нам это надо?» Но меня такие ситуации даже заводят. Хотя человек на сцене очень уязвим. Можно в него кидать помидоры, можно смеяться, можно орать что-то с места. Это все от комплексов, от собственных проблем, от зависти. Я это понимаю и стараюсь быть выше. Не реагирую. Просто выступаю, и когда ухожу со сцены в полной тишине, понимаю, что «сделал» этих мужиков, которые считают меня какой-то низшей кастой, поскольку, мол, не положено «белым людям» плясать с голой задницей, и ненавидят только за то, что я, в отличие от них, нравлюсь женщинам.

Сегодня Сергей не только стриптизер...

Мне очень сложно делать вид, что я не вижу их отношения, не слышу их реплик, потому что я человек очень впечатлительный и эмоциональный. Но меня уже ластиком не сотрешь: Тарзан есть, хотят они этого или нет.

Для меня стриптиз — это эротическое искусство, обнажение не определенных частей тела, а чувств. Есть спектакли, на которых я плачу, на других — смеюсь. Когда я на сцене, для меня не существует некрасивых, толстых, худых женщин, они все прекрасны. Подходишь к той, что робко жмется где-то на галерке, и выводишь ее на сцену… А она, словно под гипнозом, покорно следует твоим движениям.

Потом, конечно, будут охи-ахи: «Я бухгалтер, мать троих детей, как же я умудрилась сотворить такое...» Вот это и есть великая сила стриптиза.

Ни в коем случае нельзя идти на поводу у публики. Заигрывать. Ты должен управлять ею, появиться как удав Каа: «Смотрите сюда, бандерлоги...» Если ты не держишь зал, ты неинтересен.

Коллектив «Тарзан-шоу» не работает в закрытых стриптиз-клубах «Красная шапочка», «Каприз»… В России особый менталитет. Наши женщины, даже смотря порнофильм, надеются, что герои в конце поженятся! И в клуб они часто приходят в надежде встретить своего «прынца». А что их ждет? Если у тебя есть деньги, ты будешь королевой бала. Если у тебя их нет, будешь сидеть в углу одна и пить свой чай. Они видят, что человеком на сцене движет только цинизм и жажда срубить бабок.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или