Полная версия сайта

Михаил Боярский. Осень мушкетера

Иногда приходят мысли о разводе. Но жизнь без Лары кажется еще более невозможной, чем жизнь с ней.

— Да, я слушаю.

— Вы большой специалист по болезням суставов. У мамы очень болят ноги, она не встает с постели. Как бы мне с вами повидаться?

— Поднимайся.

— А я не сижу...

— Да поднимайся же!

— Куда?!

— Этажом выше.

В Петербурге я живу на набережной реки Мойки в доме Собчака. Оказалось, что Крелю дали квартиру на пятом этаже. Я искал его по всей стране, а надо было всего-навсего подняться вверх по лестнице! Посадив профессора в машину, я привез его к маме.

Он осмотрел ее и сказал: «У вас перелом шейки бедра». Я очень удивился, но рентген подтвердил диагноз.

Наверное, я плохой сын... Теперь думаю, что надо было бросить все — съемки, работу — и везти маму за границу. На моих глазах на юбилее Яна Борисовича Фрида — ему исполнялось девяносто пять — упала его жена Виктория Горшенина, которой тоже было под девяносто. Она сломала шейку бедра, но через три дня уже ходила в Германии. Маме же не было еще и семидесяти. В нашей стране про пожилого человека с такой травмой тогда говорили: «Ну все, кранты».

Тем не менее, я отвез маму в реабилитационный центр в Сестрорецке. Сначала возил ее на коляске. Потом она постепенно стала ходить. Я переселил маму в квартиру напротив своего дома, поменялся с Максимом Леонидовым, который уезжал за рубеж.

Для этого обмена нам с Ларисой пришлось оформить развод. Мама была недовольна обменом. Она очень скучала без отца, а старый дом, который она оставила, хранил память о нем.

— Миша! Куда ты меня везешь?!

— Мама, но я же буду постоянно рядом.

Я нанял маме сиделку, чтобы присматривала за ней, когда я бывал в отъезде. Эта малообразованная, уверенная в себе женщина, бывший сотрудник милиции, как потом выяснилось, воровала у мамы вещи. Видимо, она рассчитывала на то, что их не хватятся, но мама замечала, жаловалась мне.

— Вы не видели, здесь лежала брошь, а здесь — колечко?

Мушкетеры не бывают бывшими: Боярский, Смирнитский, Старыгин, Смехов

— спрашивал я сиделку.

— Нет, не видела, — отвечала она, но на следующий день пропажа оказывалась на месте.

Зря я нанял ее… Погубила она мою мать… А ведь мама воспряла духом, радовалась, что уже может самостоятельно передвигаться, мыться. Я уехал на гастроли в Израиль, оставив маму. В тот злополучный час сиделка была на кухне, болтала с кем-то по телефону, мама осталась одна и упала. Я позвонил узнать, как у нее дела.

— Мишенька, а у меня…

— Что случилось?

— Нет-нет, все в порядке. Просто что-то неважно себя чувствую.

Она скрыла от меня это падение, которое приблизило финал ее жизни. Вернувшись, я узнал обо всем. Больше мама не встала.

Знакомые говорили ей: «Катя, какой замечательный у тебя сын!»

Все это глупости! Я часто опаздывал, заставляя ее одну ждать меня в пустой квартире.

— Миша, — говорила она жалобно, — ну я же просила тебя приехать в четыре.

— Мама, но сейчас всего шесть.

— Ты же знаешь, я совсем одна.

Она считала, что по телевизору смотреть нечего, книги читала с трудом. Лежала, глядя на мои портреты, развешанные по стенам. Она не задерживала меня подолгу.

— Иди, иди с богом. У тебя двое детей, Ларке одной тяжело.

Конечно, мы с Ларисой постоянно звали ее жить к себе, но мама не хотела: «Зачем? Я буду вам мешать».

Она была очень независимой, до последней минуты все, что могла, пыталась делать сама.

Я старался навещать ее как можно чаще, заваривал чай в точности, как она меня учила, катал по комнатам, приводил внуков. Зачем-то собаку купил, чтобы ей веселее было. Она смолчала, хотя шумный и резвый щенок овчарки доставлял ей одни только хлопоты. Когда я понял это, отвез его на дачу. Глаза у мамы стали совсем другие — нездешние... Она с трудом садилась в постели, все тело болело. По ночам громко стонала. Я часто оставался у нее, подходил и спрашивал, иногда не умея скрыть раздражение: «Мама, ну что ты стонешь?»

Но она не каждый раз отвечала.

А потом и вовсе стала разговаривать не со мной.

— Кто вы, молодой человек?

— Мам, ты что?!

— Кто вы и что здесь делаете?

— Мам, это же я. Посмотри, видишь, родинка на коленке?

— Да, у Миши точно такая же. Вы очень на него похожи.

Потом она вообще ушла из реальности и обращалась только к отцу: «Сережа, я хочу домой, поехали, одевайся...» Я брал авторучку и записывал все, что она говорит.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или