Полная версия сайта

Царский подарок

Время в Коттедже Николай I проводил с удовольствием. Шутил: «Здесь я не император, а муж петергофской помещицы» и признавался жене, что ее дача с каждым годом нравится ему все больше.

Фото репродукции портрета маркиза Астольфа де Кюстина

На втором этаже Николай распорядился поставить для жены мраморную ванну с медным английским смесителем. Воду нагревали в соседней комнате в специально сконструированной печке. Не забыл заботливый супруг и о туалетном столике с милыми женскими безделушками — пудреницами, несессерами, склянками с духами. Неподалеку от опочивальни Лоттхен расположилась библиотека с книгами на английском, немецком, итальянском и русском языках.

— Как тебе понравился дом? — поинтересовался Николай Павлович.

— Маленький, милый, уютный и очень удобный, — восторженно воскликнула жена. — О, Никс, это будет наш, и только наш мир!

— А чтобы нам не мешали, прикажу выставить у ворот караул, и мы будем пускать сюда только самых близких.

Коттедж стал именоваться «Собственной Ее Величества дачей», а парк вокруг него — Александрией.

Каждый день Николай вставал в шесть утра, умывался холодной водой и отправлялся на прогулку по парку с верным пуделем Гусаром. Доходил вдоль берега до Монплезира, где пил минеральную воду из источника. Возвратившись в Коттедж, вместе с пейзажным архитектором Петром Эрлером осматривал новые ландшафты — любовь к изящному садоводству ему привила мать, императрица Мария Федоровна. Ровно в девять он был уже в своем рабочем кабинете в Большом Петергофском дворце.

Александру Федоровну нередко можно было видеть на лужайках и в тенистых аллеях парка с мольбертом. Императрица была неплохой художницей, о чем свидетельствуют альбомы с ее рисунками карандашом и пером, а также акварели с петергофскими пейзажами.

Обеды в Александрии, на которые кроме детей и родственников приглашались друзья, устраивали не только в столовой, но и, если позволяла погода, на террасах, балконах, в саду. Затем верхом или в коляске объезжали окрестности. По желанию жены Николай Павлович превратил пустынную местность вокруг Петергофа в обширные пейзажные парки, застроенные причудливыми садовыми павильонами.

Летние вечера обычно проводили за музыкой, чтением и отгадыванием шарад. Изредка в Александрии устраивали «собрания», на которые съезжалось до пятидесяти персон. Танцевали, пели и играли на флигель-фортепиано, скрипке и виолончели. Фуршетный ужин сервировался в разных комнатах, иногда и в кабинете хозяйки. «Императрица всегда любезная, веселая, умеет прогнать стеснение и сделать так, что всякий в отдельности чувствовал себя хорошо, — говорил один из гостей. — Двор в Петергофе настоящий семейный круг, где каждый ощущает себя как дома...»

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или