Полная версия сайта

Царский подарок

Время в Коттедже Николай I проводил с удовольствием. Шутил: «Здесь я не император, а муж петергофской помещицы» и признавался жене, что ее дача с каждым годом нравится ему все больше.

Фото репродукции картины П. Соколова «Портрет Великого князя Николая Павловича». Всероссийский музей А.С. Пушкина

Но сегодня французскому гостю показали все разнообразие русской кухни. Обед начался с холодной ветчины, за ней последовали икра, соленья, селедка, винегрет под горчичным соусом, заливное из осетрины...

— Если не ошибаюсь, это называется закусками? — растерялся маркиз.

— Именно так, и служат они для возбуждения аппетита, — подтвердил Николай I.

— Человек, не знающий местных обычаев, вполне может всем этим насытиться, после чего будет сидеть зрителем весь обед, который окажется для него излишним, — иностранец испугался, чем изрядно повеселил августейшую фамилию.

Император поинтересовался его дальнейшими планами.

— Я намерен совершить поездку по европейской части России, до Нижнего Новгорода и обратно, — ответил француз.

— В таком случае распоряжусь выделить вам фельдъегеря, — пообещал Николай Павлович.

После отъезда гостя Александра Федоровна устроилась в плетеном кресле на террасе и погрузилась в воспоминания. Таким же погожим летним днем 1829 года Николай пригласил ее в Петергоф, обещая сюрприз. Отправились в коляске. Час пути — и вот уже потянуло морской свежестью Финского залива.

— А помнишь, как в июле 1817 года, вскоре после свадьбы, я впервые показал тебе Петергоф? — с улыбкой спросил супруг.

— Ты вез меня от Стрельны по нижней дороге, и я поминутно вскрикивала от радости при виде моря, старых деревьев, растущих на берегу, и фонтанов в парке! Это место произвело на меня гораздо большее впечатление, нежели Павловск и Царское.

Их роман начался в 1814 году. Великие князья Николай и Михаил под именем графов Романовых по пути в штаб русской армии посетили Берлин и на следующий день нанесли визит правителю Пруссии Фридриху Вильгельму III. Здесь Николай и увидел ее. Белокурая грациозная шестнадцатилетняя дочь короля Фридерика Луиза Шарлотта Вильгельмина, или Лоттхен, как звали девушку в семье, казалась неземным существом. «Провидением назначено было решиться счастию всей моей жизни, — записал Николай в дневнике, — здесь увидел я в первый раз ту, которая возбудила во мне желание принадлежать ей на всю жизнь».

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или