Полная версия сайта

Майя Тупикова-Фоменко: «Петр остался для меня загадкой»

На протяжении всех лет, проведенных рядом, я не переставала поражаться, сколько в нем всего намешано!

Анатолий Эфрос

Думаю, сил Пете прибавило еще и то, что в это время, в самом конце девяностых, рождался новый, ЕГО театр. Московское правительство отдало «фоменкам» здание кинотеатра «Киев», где почти сразу началась реконструкция. Будь иначе, не знаю, как Петр перенес бы серьезные разногласия с труппой Театра Вахтангова. Вдруг выяснилось, что некоторым занятым в «Воскрешении...» актерам пьеса Метерлинка не нравится, а другие не верят, что Фоменко сможет ее поставить. Маковецкий отказался играть святого Антония, его примеру последовал кто-то еще. Фоменко продолжал работать над спектаклем, в основном ради любимой Максаковой. Однажды признался мне: «Иду в Вахтангова как на Голгофу, а когда там заканчиваю и направляюсь к своим ребятам в институт — так просто лечу».

До выпуска «Воскрешения...» оставалось немного времени, но часть вахтанговцев начала Петю игнорировать — его, поставившего шедевры «Пиковую даму» и «Без вины виноватых», на которые ломилась публика! И Фоменко, сказав: «На кой хрен мне это все!» — ушел.

Как и всякий большой художник, Петр постоянно сомневался: в точности и ценности своих режиссерских находок, цельности придуманных образов, готовности каждой сцены и всего спектакля — а если при этом еще и сталкивался с сопротивлением, запросто мог хлопнуть дверью.

Одержимость работой и вечное сомнение в себе не раз играли с Петром злую шутку. В конце шестидесятых он получил возможность поставить «Мистерию-Буфф» Маяковского в Театре Ленсовета. Главный режиссер Игорь Петрович Владимиров благоволил к Фоменко и понимал, что тот может вывести театр на новый уровень. Шесть месяцев, в течение которых шла работа над «Мистерией...», стали счастливым временем: нам наконец не нужно было разлучаться, а в театре Петю обожали даже те, кто не был занят в спектакле, — за отсутствие высокомерия, мальчишеское озорство и умение создать легкую веселую атмосферу.

Прогон спектакля перед критиками, актерами других театров и пробившимися бог знает как зрителями вызвал бурю восторгов. Сдача чиновникам из отделов культуры горкома партии и горисполкома намечалась на пятое ноября — «Мистерия-Буфф», в общем-то, и готовилась к годовщине Октябрьской революции. Но вечно сомневающийся в себе Фоменко заявил, что спектакль сырой, нужны еще прогоны. Занятые в постановке актеры и Игорь Владимиров потом утверждали: если бы сдача состоялась накануне праздника, все прошло бы нормально. Как знать...

Показ властям состоялся девятого ноября. Чиновников от культуры «Мистерия...» привела в негодование: «Это что еще за фарс! Кто позволил отсебятину — у Маяковского нет и половины того, что вы нам тут показали?!»

Поскольку спектакль хотели посмотреть ответственные товарищи из Москвы, разрешили сыграть его еще раз, и уж так и быть — перед публикой. Театральный Ленинград стоял на ушах — все хотели попасть. Среди зрителей оказался и Николай Акимов. За кулисы после спектакля он не зашел, но Юнгер передала мне, что постановка ее мужу понравилась. И вдруг через неделю в «Огоньке» появляется интервью Николая Павловича, где он пускает обидную шпильку в адрес «Мистерии...»: дескать, в зале смеялся только один человек — режиссер. Я почти уверена, что этих слов Николай Павлович не говорил — его заставили под ними подписаться.

После второго показа «Мистерию-Буфф» окончательно закрыли. А следом — и вход для Фоменко во все московские и питерские театры. В начале 1970-го ему пришлось уехать в Тбилиси, где в Русском драматическом театре имени Грибоедова муж за два года поставил две незатейливые, идеологически выверенные пьесы (выбирать не приходилось) — «Дорога цветов» и «Свой остров».

комментировать

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...

Рейтинги

ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ

  • #
    Тошно читать, как жена "понимает" мужа и прощает все его похождения. Лгун - изворотлив,хитер, целые сериалы для "мудрой" жены, чтобы удрать к очередной бабенке для изучения доскональностей. Талант никто не отменял. И режиссер хороший.Но так поганить семейные отношения? Впечатление, что полазил по по помойкам, прочтя все это.

  • #
    " -- Граждане! - сказал Остап, открывая заседание. - Жизнь диктует свои законы, свои жестокие законы. Я не стану говорить вам о цели нашего собрания, - она вам известна. Цель святая. " А цель была - надев белое пальто, воздать всем! И прежде всего двоим. Горячо любимому "мужу-подлецу" (натерпелась!) и "распущенной" О.Антоновой (а чо она ,как бельмо в глазу?!). Только не учла уважаемая Майя Андреевна, что несподручно в белом-то навозом кидаться. Во-первых, это некрасиво... Во-вторых, трудно при этом самой не испачкаться. Белое-то - оно маркое. ""Долг предписывает каждой вдове (писателя) усердно заботиться об увековечении памяти мужа" (Андре Моруа). Увековечила. Теперь все, кто прочёл опус в бумажном виде журнала ( т.е. без комментариев, возможных в электронном варианте) будут уверены, что режиссёр был негодяем. Кидал женщин, детей, актёров. Использовал всех... А Антонова была ( а возможно и есть, с такой станется!) бесталанной нимфоманкой, мистическим (ну, куда же без мистики?) образом попавшей на сцену. А вот, почему-то тема личной жизни "любимой Максаковой" не раскрыта ! А ведь есть, о чём поведать миру! И о криминальной стороне жизни её детей. И о том, как "трогательно заботливая" отжала квартиру в центре Москвы у старой мхатовской актрисы, бросив старушку в лапах аферистов. И о Лёве Збарском. Но нет. Корзинка с вкусностями перевешивает. Или это материал для другого номера журнала? Да и о своих похождениях в "легкомысленный" период наша героиня как-то скупо. Мимоходом. А где подробности? Скромна. Про Антонову ей интересней. Можно дать волю фантазии. Помечтать о возмездии. Вот пусть хоть например, первый муж "колотит её почём зря"! А что? Марамзин далеко. "Караван" не читает. Не узнает, что (оказывается!) "постоянно избивал Ольгу". В суд за клевету не подаст. А это, между прочим, Ст. 128.1 УК РФ. И вменить её можно и уважаемой вдове, и уважаемой редакции , что допустила и не остановила. А между тем, Майя Андреевна и сама бы с удовольствием навешала Ольге Сергеевне по её "штучному обаянию". Потому что нефиг! "Мистически взаимопонимать" чужого мужа на глазах у жены! Бесстыжая! Вот почему, одним - всё, а другим - ?... И режиссёры её любят, и зрители, и (чёрт бы их побрал!) мужчины, и даже "дети-фоменки" её обожают (предатели!). А меня? И ведь я обо всех сиротках позаботилась. И не надо мне говорить, что "Дело помощи детям должно находиться в тайне"! А я? Я чем хуже? Где? Где моё белое пальто? А больше всего возмущает, когда некоторые осмеливаются шутить. Кто позволил? Женщина должна сидеть дома! "Готовить мужу здоровую еду" (ну и что, что он любит окрошку!), отнимать у него конфеты, притаскивать на себе домой... И верить. Что "придёт время" (белый голубь обещал) ! И тогда, облачившись в чёрное (ненадолго. мы ведь помним, что потом будет и белое) можно будет собрать всю муть, что накипела за долгие годы семейного счастья, и выплеснуть на могилу любимого мужа! "Когда женщина стареет, с ней могут произойти многие неприятности - могут выпасть зубы, поседеть и поредеть волосы, развиться одышка..." -- но отсутствие ума, такта и чувства юмора останутся с ней навсегда.
  • Лилия

    #
    Ракета-2408, ну откуда берутся схожие с вами моралистки?! Нет публикации, под которой бы не отметились со своими высокодуховными сентенциями! С ними вам не сюда, а в околонаучные журналы "Вопросы философии" и "Вопросы этики". Хотя вряд ли они до сих пор выходят.

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение



    Войти как пользователь

    Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
    или