Полная версия сайта

Александр Галибин и Ирина Савицкова: «Семья — это крепость»

Я знал, что Ирина еще официально замужем, но меня это абсолютно не волновало, и уж тем более никакого чувства вины перед ее бывшим мужем не испытывал.

Александр Галибин с сыном Василием

— Вроде жива.

— Пошевели ногой и рукой. — Она пошевелила, и едва я успел произнести: — Ну и слава богу! — как в ту же секунду нас раскачали и перевернули.

Машина была всмятку. Кто-то наверняка в этой истории станет искать происки Михаила Афанасьевича, но я убежден: вины Булгакова нет, напротив, работая над ролью Мастера, я с писателем внутренне подружился. Это все происки Воланда, он сыграл с нами злую шутку.

Ирина: Мы были не пристегнуты в той страшной аварии, и исход мог быть любым. Мама надавала нам с собой кучу банок с огурчиками и вареньем, все это высыпалось прямо на нас. Помню лица людей, которые заглядывали в разбитые окна машины и удивлялись, что мы выжили. Когда нас перевернули, Саша остался ждать эвакуатора, а я с огромной шишкой на голове поехала к дочери. Увидев меня, Ксюша спросила: «Мама, у тебя еще одна голова выросла?»

— Как справляетесь с семейными кризисами?

Ирина: Тучи развожу руками. За годы совместной жизни у меня накопилось много разных громоотводов. Использую их в зависимости от ситуации. Иногда помогает Ксения, которая уводит брата Васю погулять, освобождая меня для общения с папой. К счастью, это длится недолго. Все недостатки своего мужа я очень люблю. Его вспыльчивость, раздражительность окупаются нежной заботой, вниманием и любовью к семье.

Единственная Сашина особенность, к которой до сих пор трудно привыкнуть, — тяга к перемене мест. Я по натуре домоседка, но за годы жизни мы сменили двенадцать квартир. К переездам надо быть готовой всегда — именно так случилось с нашим домом. Саша решил жить за городом, и это не обсуждалось. Я нервничала, волновалась, думала, как все это устроится, но решение было принято. Мы переселились, чему теперь искренне рада, ведь детям необходим свежий воздух. А они — самое важное в нашей жизни.

Александр: В третий раз я стал родителем в пятьдесят девять лет, и это совершенно иное отцовство. Василий — наш долгожданный и вымоленный у Бога ребенок. Причем молились не только мы с Ирой, но и Ксения, она очень хотела брата. Даже специально летали в Черногорию к мощам святителя Василия Острожского. И когда наконец беременность наступила, испытали такую безмолвную радость: страшно было ею с кем-то делиться. Долго ото всех эту новость скрывали, и только на позднем сроке рискнули обнародовать. Естественно, когда родился сын, сомнений по поводу выбора имени не было никаких — только Василий, в честь святителя Василия Острожского. Если бы родилась дочь, стала бы Василисой. Я учусь у трехлетнего Васи открытости, умению искренне радоваться и восхищаться, а у Ксении — мудрости и вниманию к мелочам.

— А чем занимается ваша старшая дочь?

Александр: Долгое время она была ведущей на питерском радио, вела авторскую программу «В гостях у Маши», позже работала в музейном комплексе Исаакиевского собора. Сейчас занимается семьей. Лиза, ее дочь и моя внучка, большая умница, учится на лингвиста в питерском Педагогическом университете имени Герцена, знает несколько языков. Ей скоро исполнится девятнадцать. Машин муж — актер, очень хороший парень. Он сын моих друзей, наш человек, выросший в актерской семье. Ирочка прекрасно ладит с Марией, можно даже сказать, они дружат, хотя иначе и быть не могло, ведь к Ире просто невозможно плохо относиться.

Ирина: У нас с Машей небольшая разница в возрасте, всего пять лет, поэтому общаемся на равных, как подруги. Она часто звонит, советуется, как и что лучше приготовить. Кстати, в последнее время Маша, кажется, превзошла меня по части кулинарии, например прекрасно делает блинчики и сырники. Надо узнать, в чем секрет. Мы познакомились с Машей, когда она была беременна Лизой. Помню, как волновалась перед встречей, думая, что женщина в таком положении может быть не совсем адекватна. К счастью, это оказалось не так. Маша — очень светлый и добрый человек, с которым приятно общаться. Как-то она призналась, что с моим появлением в Сашиной жизни мы все объединились.

— Вашу семью можно назвать патриархальной?

Ирина: Территорию личного пространства мы бережно охраняем, если муж что-то захочет рассказать — сделает это, сама стараюсь в душу не лезть. У нас заведены семейные советы. За неделю копим вопросы и ждем выходных, чтобы всем вместе сесть за стол и обо всем поговорить. Вася, которому три года, обычно рассказывает, за что его в детском саду ругали воспитатели. Как правило, речь идет о драках, он страшный забияка. Папа ведет с ним мужские разговоры, объясняя, что такое хорошо и что такое плохо. Ксюша к нашим посиделкам тоже готовит вопросы. Мне нравится эта традиция, она всех нас сближает и учит, но в спорах последнее слово всегда остается за Сашей.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или